-я танковая армия генерала В. Д. Крюченкина, запаздывая с наступлением- поиск

Ответы на письма "Бабушки-поисковика" - стр.9

  • Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 / Стр.7 / Стр.8 / Стр.9 / Стр.10 / Стр.11 / Стр.12 / Стр.13 / Стр.14 / Стр.15 / Стр.16 / Стр.17 / Стр.18 / Стр.19 / Стр.20 / Стр.21 / Стр.22 / Стр.23 / Стр.24 /

  • ОБЩИЙ ОТВЕТ В ИНТЕРНЕТ на запрос из г. Донецка (Украина).
  • Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 /
  • 24 июля, согласно оперативной сводке № 54, положение 62-й армии было следующим: «1. Части армии ведут упорные бои за удержание рубежа обороны. Особенно ожесточённые – на правом фланге и в центре. Одновременно ведут борьбу с прорвавшимися в глубину обороны группами танков и моточастей противника. Боевые порядки войск систематически бомбились авиацией противника, слабо прикрываемые истребителями. 2. 192-я сд с 40-й тбр и 184-й сд с рассвета 24.7 вели тяжёлые бои с атакующими танками и мотопехотой противника…Командир 192-й сд полковник А. С. Захарченко убит. О командире 184-й сд полковнике Т. С. Койда сведений нет. Управление в дивизиях потеряно. Для организации управления дивизиями выслан на самолёте начальник оперативного штаба полковник Журавлёв и группы командиров на автомашинах с прикрытием. Наземная и авиационная разведка отхода пехоты не наблюдала. Есть основания считать, что части продолжают сопротивляться на рубеже». /*77/. В ночь на 25 июля соединения 62-й армии вели борьбу с прорвавшимися в глубину обороны группами танков и мотопехотой противника. Немецко-фашистская авиация бомбила боевые порядки армии. На правом фланге в окружении оказались: 184-я и 192-я стрелковые дивизии, 84-й и 88-й гвардейские стрелковые полки 33-й гвардейской стрелковой дивизии, 40-я танковая бригада, 644-й танковый батальон, три артполка усиления. Высадившийся на самолёте, пилотируемом лётчиком А. М. Решетовым, в районе Майоровского полковник К. А. Журавлёв объединил окружённые части в оперативную группу и организовал сопротивление на рубеже Платонов – Евстратовский – Калмыков – Майоровский. Войска испытывали недостаток в боеприпасах, медикаментах, продовольствии. Скопилось около 500 раненых. Несмотря на всё это, окружённая группа войск держала оборону… Гитлеровское командование стремилось полностью окружить 62-ю армию, с тем, чтобы затем уничтожить.… В боевом донесении на 24 часа 00 мин. 25 июля, отправленном Военному совету Сталинградского фронта, командующий 62-й окружённой армией генерал-майор В. Я. Колакчи сообщил: «1. Противник 25.7 активизировал наступление пехоты перед центром и левым флангом армии и продолжал подтягивать мотомехвойска для действий против правого крыла. Одновременно прорвавшиеся группы продолжали попытки дезорганизовать работу управления и выйти на Калач. 2. С правого фланга от 184-й и 192-й сд данных нет. Выслан ещё один отряд связи в танках. 33-я гв., 181-я и 147-я сд удерживают занимаемые рубежи и отражают атаки. 3. Решил продолжать оборонять занимаемые рубежи, обеспечивать правый фланг 13-го тк и ликвидировать группы противника, прорвавшиеся в глубину обороны, 196-й сд – удерживать узел дорог у Остров». /*78/».      

    *72 – Дёрр Г. Указ. соч. (Поход на Сталинград. М., 1957). С. 43.  

    *73 – ЦАМО СССР. Ф. 345. Оп. 50312. Д. 4. Л. 39.

    *75 – Громова В. Д. Указ. соч. С. 4.

    *76 – Там же. С. 4-5.  

    *77 – ЦАМО СССР. Ф. 345. Оп. 50312. Д. 4. Л. 47.  

    *78 – Там же. Л. 55; см. также: Боевое донесение на 16.30 26.7. 42 начальнику Ген. Штаба КА и командующему Сталинградским фронтом. // Там же. Л. 58».  

    (Академик А. М. Самсонов «Сталинградская битва». 4-е изд., испр. и доп., М., «НАУКА». 1989. С. с. 94, 96-99, 170, 73,). «… Противник создал реальную угрозу захвата переправ чрез Дон в районе Калача и окружения, сражающихся в большой излучине Дона войск 62-й и 64-й армий… К рассвету 25 июля вражеские войска почти достигли переправы у Калача. «Неприятелю оставалось преодолеть последние два-три километра. Но это ему не удалось, так как именно в этот момент по наступающему противнику нанесла контрудар 1-я танковая армия. Завязалось встречное сражение с танками и мотопехотой». /*88/. В воздухе господствовала вражеская авиация, которая в этот день совершила более 1000 самолето-вылетов на боевые порядки армии генерала К. С. Москаленко. Войска 28-го танкового корпуса (командир – полковник Г. С. Родин, комиссар – А. Ф. Андреев), действуя на правом фланге 62-й армии, в упорных боях отбросили противника на 6-8 км от Калача. 13-й танковый корпус, наступая в северном направлении, вышел на подступы к Манойлину и прорвался к окружённым 192-й и 184-й стрелковым дивизиям. /*89/. 196-я стрелковая дивизия 62-й армии, взаимодействуя с войсками 1-й танковой армии, также продвинулась вперёд.

     4-я танковая армия генерала В. Д. Крюченкина, запаздывая с наступлением, переправляла через Дон части 22-го и 23-го танковых корпусов и вступила в сражение. Фашистские войска были втянуты в затяжные и кровопролитные бои в 150 км от Сталинграда, на западном берегу Дона. Первым из контрударов, нанесённым по врагу из района Калача в северо-западном направлении, было остановлено дальнейшее наступление гитлеровцев на юг вдоль правого берега Дона. Второй контрудар, нанесённый в западном направлении, разорвал фронт окружения вокруг двух дивизий и других частей 62-й армии, оборонявшихся в районе Верхне-Бузиновка. Лётчик А. М. Решетов доставил туда приказ на выход из окружения. К 31 июля полковник К. А. Журавлёв вывел в расположение 4-й танковой армии около пяти тысяч человек. И тут же он был назначен командиром 192-й стрелковой дивизии. Но ей силы были уже значительно ослаблены. Дальнейшее продвижение противника на восток временно было  приостановлено.  Бои в районе Верхне-Бузиновка, Манойлин, длившиеся до первых чисел августа, носили исключительно ожесточённый характер. Противник бросил здесь в наступление 14-й танковый и 8-й армейский корпуса, поддерживая их действия массированными ударами авиации. Контрудары сорвали замысел противника окружить и уничтожить сражавшиеся здесь советские войска, захватить в намеченный срок переправы через Дон и осуществить стремительный марш на Сталинград.  В штабе 6-й армии, по свидетельству В. Адама, бывшего 1-го адъютанта этой армии (начальника управления кадров), контрудар произвёл впечатление. До столкновения с танковыми частями советских 1-й и 4-й танковых армий Паулюс, Шмидт и другие высшие офицеры 6-й армии полагали, что движение на Сталинграда будет безостановочным и город будет взят так же легко, как все другие населённые пункты на пути от Харькова к Дону. /*90/. Эхо контрударов, нанесённых 1-й и 4-й танковыми армиями, тревожно прозвучало и в ставке Гитлера. /*91/. Однако борьба продолжалась.

    *88 – Москаленко К. С. Указ. соч. С. 269-270.

    *89 – Казаков К. П. Всегда с пехотой, всегда с танками. М., 1973. С. 81.   

    *90 – Адам В. Трудное решение: мемуары полковника 6-й германской армии / Пер. с нем. М., 1967. С. 61-62.

    *91 – Москаленко К. С. Указ. соч. С. 281.

    (Академик А. М. Самсонов «Сталинградская битва». 4-е изд., испр. и доп., М., «НАУКА». 1989. С. с. 102, 104-106, 171). «… Ставка и командование фронтов принимали дополнительные меры, чтобы усилить оборону на подступах к Сталинграду. При возросшей угрозе прорыва гитлеровцев к Волге укреплялся плацдарм в большой излучине Дона, занимаемый 4-й танковой армией. На её усиление из резерва Ставки направлялись танковые и артиллерийские части. В полосах 4-й танковой и 62-й армий минировалась местность и укреплялась противотанковая оборона. Войска 1-й гвардейской армии (38, 40, 39 и 41-я гвардейские стрелковые дивизии), первоначально предназначавшиеся для Юго-Восточного фронта, передавались в Сталинградский фронт для усиления его левого крыла. Первые эшелоны с войсками этой армии стали прибывать из-под Москвы на станции Иловля и Фролово… Армиям были поставлены боевые задачи… 4-й танковой армии /*121/ - удерживать плацдарм на правом берегу Дона на фронте Мало-Клетский, Голубая. Прикрывать подступы к Сталинграду с северо-запада и участок железной дороги Поворино-Сталинград. Полоса обороны – 50 км (10 км на дивизию). Резерв – 22-й танковый корпус. 1-я гвардейской армии /*122/ (выдвигавшейся в район ст. Иловлинская) – к утру 14 августа сосредоточить 39-ю гвардейскую стрелковую дивизию в районе Трёхостровской, а к исходу дня три стрелковые дивизии сосредоточить по одной в районах: Хохлачев, перекопская, Перекопка, Ново – Григорьевская … 8-й воздушной армии /*127/ - содействовать окружённым на правом берегу соединениям 62-й армии при их выходе из окружения и переправе на левый берег. Прикрывать перегруппировку войск и сосредоточение резервов в обоих фронтах. *121 – 321, 18, 205, 192, 184-я стрелковые дивизии, 5-я истребительная бригада, 22-й танковый корпус и 54-й укрепрайон. *122 – 4, 37, 38, 39, 40, 41-я гвардейские стрелковые дивизии. Назначенный срок сосредоточения был очень коротким, и дивизии прибывали в указанные им районы с опозданием на одни - двое суток. Кроме того, дивизии перед дислокацией не были полностью обеспечены важнейшими видами вооружения т имущества, получали всё это наспех при погрузке в эшелоны или в пути следования. *127 – 220, 235, 268, 269-я истребительные авиационные дивизии, 270 и 271-я бомбардировочные дивизии, 272-я дивизия ночных бомбардировщиков, 206, 226, 228-я штурмовые авиационные дивизии, 23, 655, 282, 633-й смешанные авиационные полки.  (Академик А. М. Самсонов «Сталинградская битва». 4-е изд., испр. и доп., М., «НАУКА». 1989. С. с. 113-115, 171-172). «… С запада от Сталинграда обороняла восточный берег Дона 62-я армия. 11 и 12 августа её войска продолжали вести бои на западном берегу реки, где противник встал на пути отхода 33-й гвардейской, 181, 147-й и 229-й стрелковых дивизий. Положение соединений, оставшихся на западном берегу, становилось всё более трудным. 13 августа они вели бои в окружении, пробиваясь к переправам через Дон. /*129/. В оперативной сводке № 90 штаба 62-й армии к 18 час. 00 мин. 14 августа говорилось: «Новых сведений о положении 33 гв., 181, 147, 229-й сд не поступило. Отдельные мелкие группы переправлялись на восточный берег р. Дон в полосе 131-й и 112-й сд». /*130/. Ставка Верховного Главнокомандования 15 августа в 4 часа 20 мин. потребовала от генерал-полковника А. И. Еременко, чтобы была оказана помощь окружённым дивизиям, и сообщила, что по донесениям штаба Сталинградского фронта 181, 147-я и 229-я стрелковые дивизии 62-й армии продолжают вести бои в обстановке окружения в районе Евсеев, Майоровский, Плесистовский. Ставка подчеркнула, что считает делом чести Сталинградского командования спасение окружённых частей и что у командования имеется достаточно сил и средств, чтобы пробиться к своим окружённым дивизиям и вывести их. Ставка приказала немедленно организовать прорыв фронта противника, пробиться к своим окружённым дивизиям и организованно вывести их. О принятых мерах командованию фронта предложено было донести Ставке Верховного Главнокомандования. Однако выполнить это требование и организовать встречный удар в сложившейся обстановке было очень трудно. В 6 час. утра 16 августа в штабе 62-й армии отметили: «Связи с 33 гв., 181, 147, 229 сд установить не удалось. На вызовы по радио не отвечают, при работе на приём не появляются». /*131/. Воины окружённых дивизий продолжали пробиваться к главным силам. К 18 час. 17 августа в оперативной сводке № 96 штаба 62-й армии записано: «Из опроса командиров из состава 33-й гв. и 147-й сд установлено, что воздействием противника дивизии расколоты на мелкие группы, которые выходят на восточный берег р. Дон». /*132/. Раненый командир 33-й гвардейской стрелковой дивизии полковник А. И. Утвенко вывел из окружения сто двадцать человек. Выбирались на левый берег Дона бойцы и командиры и их других соединений… Упорное сопротивление советских войск в большой излучине Дона надолго задержало противника и помешало ему одним решительным ударом овладеть Сталинградом. За месяц тяжёлых боёв враг продвинулся всего на 60-80 км. Всё же инициативу в борьбе продолжал удерживать враг. 62-я армия в середине августа отошла на левый берег Дона, заняв оборону по внешнему обводу Сталинграда от Вертячего до Ляпичева. Перегруппировав свои главные силы на левый фланг, 6-я немецкая армия 15 августа развернула наступление против 4-й танковой армии генерала В. Д. Крюченкина, оборонявшейся в малой излучине Дона северо-западнее Сталинграда. Проходившие здесь события отражены в воспоминаниях В. Д. Громовой, ветерана 192-й стрелковой дивизии: «Начало августа принесло временное затишье в обороне 4-й танковой армии. Противник выдохся. Наступление приостановлено, хотя идёт перестрелка. Выходят из окружения малочисленные группы воинов. Исхудавшие, бледные, суровые. Природные условия донских степей. Отсутствие лесов. Изредка мелколесье. Открытая степь, изрезанная балками, оврагами. Холмистость большая и малая. Хутор от хутора 10-15 км. Жара под сорок градусов в тени. Но, что самое главное, - вода. Её постоянное отсутствие… Полноводен Дон, но далеко был от нас. Поэтому воду очень берегли… Грунтовых дорог мало. Противник с утра до ночи вёл наблюдение самолётом «рама» и, если что замечал, вызывал авиацию. Базы боеприпасов, снабжения были за Доном в 25-30 км, что очень затрудняло подвозку на передний край. Обычно всё доставлялось ночью. Пищу на передовую привозили раз в сутки – тоже ночью». Противник пробил «коридор» с выходом к р. Дону. Войска 62-й и 4-й танковой армии не имели локтевой связи. 192-я дивизия занимала оборону: хутора Венцы, Оськинский, Верхнее - Голубая. Справа держала оборону 205-я стрелковая дивизия, дальневосточная. Дальше до самого Дона сражалась 18-я стрелковая дивизия. 15 августа рано утром противник перешёл в наступление. «В 5-м часу всё вдруг загудело. Исчезла ночная тишина. Гул моторов заполнил всё от земли до небес. Взрывы снарядов, бомб.… Началась интенсивная дуэль артиллерийская, миномётная, пулемётная. Двинулись фашистские танки. Сколько их? Очень много! Самолёты буквально висят в воздухе и при бомбёжке спускаются чуть не до земли». /*135/. Противник нанёс сильные удары по центру 4-й танковой армии на Сиротинскую и Трёхостровскую. Позиции 192-й сд проходили от них в 25 и 15 км. Гитлеровцы протаранили оборону соединений генерала Крюченкина и танковыми клиньями вышли к Дону. Части 192-й и 205-й сд не отходили на левый берег, а стояли насмерть. Вместе с подразделениями и частями до последнего дыхания сражались командиры, политработники. Окружённые гитлеровцами вступили в бой работники штаба 192-й сд. Начальник штаба подполковник Н. А. Таланцев был тяжело ранен. Его пытались эвакуировать, но во время бомбёжки он погиб. Убит был начальник связи дивизии майор В. Овивьян.  16 августа ожесточённые бои продолжались. Штаб дивизии оставался на  месте в Верхнее - Голубой, окруженный гитлеровцами. Комдив полковник К. А. Журавлёв был тяжело ранен; его вынесли из окружения и спасли. Командование дивизией принял начальник политотдела Серебрянников, но он вскоре погиб. 17 августа немцы окружили командный пункт 753-го стрелкового полка. Работники штаба вступили в бой. Гитлеровцы забросали КП гранатами и перебили охрану. В этом бою погибли командир полка майор А. И. Волков и начальник штаба капитан А. И. Запорожцев. Артиллеристы 417-го ИПТАП под командованием старшего лейтенанта Д. А. Шекуна и комиссара Зайцева вели огонь по танкам врага прямой наводкой и под бомбёжкой меняли позиции. В рукопашных схватках отбрасывали гитлеровцев, когда те пытались пушки, а когда кончились снаряды, уничтожали технику, чтобы не досталась врагу. Комиссар Зайцев героически погиб. Остатки 676-го и 427-го полков отошли к Сиротинской, где накануне оборону заняла 40-я гвардейская стрелковая дивизия 1-й гвардейской армии. Последующие несколько дней, будучи в полном окружении на донском правобережье, остатки 192, 205-й и 184-й стрелковых дивизий более 30 км пробивались по тылам противника к Дону. Выходили из окружения с оружием и документами, а при невозможности – уничтожали технику. «Только тяжёлая участь постигла тех раненых.… Многих спасали мирные жители».

    На условиях обмена: Приборы лабораторного контроля; Галактики как песчинки; действия кинезио тейпов; Hotel and beauty salon; Научная работа Кончина А.А.; Рабочая обувь, одежда;