Интересно описывает уже после войны взятие дома № 61 А. Е. Жуков - Посмотрим правде в глаза

Посмотрим правде в глаза

  • ДОМ СОЛДАТСКОЙ СЛАВЫ
  • Посмотрим правде в глаза
  • Посмотрим правде в глаза  Стр.2
  • Посмотрим правде в глаза  Стр.3
  • Мы в долгу перед ней
  • Мы успеваем...
  • Много фактических подлинников хранится в фондах музея панорамы «Сталинградская битва». Успела до ремонта панорамы поработать, почитать.  Интересно описывает уже после войны взятие дома № 61 А. Е. Жуков: «… была поставлена задача Павлову на взятие дома… 27 на 28 сентября в ночь, я вышел с группой Павлова мой ординарец Коля Формусатов, связной Саша Болдырев, расчёт ручного пулемёта, медсестра Мария Ладыченко, на исходный рубеж в развалины впереди мельницы от дома метров 10-15, который должны взять. Павлов своей группой был вооружён автоматами  штыком нож винтовки Симонова и у каждого по 3 гранаты ЭФ-1. По моему приказу Коля Формусатов в 10 часов вечера дал сигнал красную и зелёную ракету в сторону  р. Волги. Через считанные секунды был открыт арт-огонь из-за Волги и всей обороны батальона. А в городе у нас так повелось, если только кто-то в обороне неважно из чей ты дивизии или полка открыл огонь, тут же моментально открывает огонь вся оборона города. На это не было никакой договорённости не приказа начальства. Это как-то выработалось самостоятельно. Вот под этим огневым концертом я подал команду группе Павлова вперёд. И они пошли. Мы видели четко, как они скрылись в проломе стены с торца дома и стали ждать от них сообщения. Пошли нудные тревожные минуты. Через минут 20 но они показались нам часовыми пришёл посыльный Черноголов принёс письменное донесение от Павлова. Командиру батальона гв. к-ну Жукову дом взят, жду дополнительных указаний. 28.9.42г. Павлов. Быстро поднялся и в дом за мной все остальные. По докладу Павлова, когда они вошли в дом они видели, как несколько человек выскочили из дома. Они их обстреляли и при осмотре дома противника в доме не оказалось, а только в самом крайнем подъезде в полуподвальной комнате есть люди. Не знаю сколько. Мы ещё раз прошлись по всем этажам и полуподвалу, убедившись, что действительно нет противника. Потом зашли в комнату, где были люди. … Всех мы их пересмотрели. Мужчин осматривал Коля Формусатов, ну а женщин Мария Ладыченко. Убедились, что среди них нет переодетых немцев, что у них в практике бывает. Организовал временную оборону. Павлову быть особо внимательным и, что через сутки я пришлю подкрепления». (ВГМП. Инв. 12219 н/вф (1-2), п. 384).

    *    *    *

    Позвольте обратиться к книге И. Афанасьева «Дом солдатской славы». 3-е доп. изд. Издательство «ДОСААФ». Москва – 1970. Репринтное издание этой книги вышло в книге Юрия Беледина «ОСКОЛОК В СЕРДЦЕ». Волгоград. 2007. Далее буду делать ссылки на страницы книги Беледина. Уточнение даты: «В конце декабря Иван Филиппович Афанасьев вернулся из госпиталя в свою часть. 17 января 1943 года, когда добивали фашистского зверя в Сталинграде, он ещё раз был ранен и направлен в госпиталь. Дважды Герой Советского Союза генерал-полковник А. И. Родимцев». (Ю. Беледин. ОСКОЛОК В СЕРДЦЕ. Волгоград. 2007. С. 189). «… Одна стена мельницы обращена на запад. Именно отсюда, скорее всего можно было ждать атаки гитлеровцев.… Выбрав удобное место, мы обложили амбразуру кирпичами и каменными глыбами, и огневая позиция была готова. Затем я поставил боевую задачу перед каждым бойцов.… Рано утром противник обрушил на мельницу шквал артиллерийско-миномётного огня… Мы быстро перебросили пулемёт налево, и Воронов нажал гашетку. Начался неравный бой.… В бою участвовала и санитарка 7-й роты худенькая белокурая Маруся Ульянова. Переползая от раненого к раненому, она то и дело строчила из пулемёта и громко выкрикивала:

     - Бейте, бейте их, гадов поганых! … В середине дня гитлеровцы повторили атаку, но и на этот раз успеха не имели. Вечером нас вызвал Наумов.

     - Ленты все снаряжены? – спросил ротный.

     - Все, товарищ старший лейтенант, а что, опять атака ожидается?

     - Пока не слышно, но вам предстоит другая задача, - ответил ротный и, развернув схему, лежавшую перед ним на столе, спокойно продолжал. – Два дня назад вот в этот дом пробрались четыре наших бойца и заняли оборону. Старший среди них сержант Павлов. Если противник возобновит наступление, то в первую очередь он попытается захватить этот дом. Поэтому вы со своим взводом после ужина пробираетесь туда и закрепляетесь. Дом мы должны удержать, во что бы то ни стало.   

     - Ты выделяешь им что-нибудь из противотанковых средств? – спросил у Наумова присутствовавший при этом разговоре старший лейтенант Жуков.

     - Нет, товарищ комбат, на всю роту четыре бронебойки осталось, - разводя руками, ответил Наумов.

     - И всё же три расчёта пошли с ними, бронебойки им нужнее, - решительно произнёс Жуков и, обращаясь ко мне сказал: - Задача на вас, товарищ лейтенант, возлагается очень ответственная. За оборону этого дома полностью отвечаете перед командованием. Я назначаю вас командиром гарнизона. Связь держите с командиром роты Наумовым. Вот и всё. Можете готовить людей и оружие к выполнению этой задачи.

    … Собрав свою группу, я разъяснил предстоящую задачу, установил порядок движения от мельницы к дому на площади 9 Января. Затем спустился в подвал и доложил о готовности Наумову. Тот крепко сжал мою руку:

     - Ну, желаю успеха!

     Захватив как можно больше патронов и гранат, мы покинули здание мельницы. Кончался последний день сентября. Над пылающим городом спустились густые вечерние сумерки.

     

     … Вокруг рвались мины, снаряды. Пахло едким дымом и гарью. Впереди шёл старшина стрелковой роты Мухин, за ним я. За нами следовали Воронов и Иващенко. Они несли собранный пулемёт (на катках решили его не везти, чтобы не создавать шума). Цепочку замыкало отделение бронебойщиков», - пишет Афанасьев. (Там же. С. с. 212-215). 24 ноября 1942 года был получен приказ атаковать и захватить «молочный дом», укрепиться в нём и удержать. Впервые за 58 дней обороны бойцы расформированного гарнизона покидали свой дом. При штурме в этом бою 25 ноября 1942 года погибли: гвардии старший лейтенант командир 7-й стрелковой роты И. И. Наумов; гвардии сержант, наводчик станкового пулемёта И. Я. Хаит. Гвардии старший сержант, командир пулемётного расчёта Илья Воронов получил двадцать пять осколков, но не ушёл с боевого рубежа. «И когда ему перебило ногу и раздробило руку, истекая кровью, герой-комсомолец зубами выдёргивал кольца из последних гранат и бросал их в гущу врага», - писал корреспондент». (Там же. С. 285). «Там же были ранены и в «свой дом» не вернулись Афанасьев и Павлов, Да и зачем было возвращаться, если накануне штурма, 24 ноября, гарнизон я лично расформировал?..», - рассказывал бывший командир 3-го гв. батальона старший лейтенант Алексей Ефимович Жуков. Вечером 25 ноября 1942 года Афанасьев был в полевом госпитале за Волгой. 29 декабря 1942 года был выписан из госпиталя и возвратился в батальон. 17 января 1943 года батальон выбивал немцев из центра посёлка завода «Красный Октябрь» и Афанасьев во второй половине дня был снова ранен. Выбыл он из строя надолго. Снова лечение в госпитале.

    *    *    *

    В 1946 году Афанасьев И. Ф. с женой проездом смогли побывать в Сталинграде. Город восстанавливался. Когда пришли в памятный дом, спросили у жительницы дома, то

  • ДОМ СОЛДАТСКОЙ СЛАВЫ
  • Посмотрим правде в глаза
  • Посмотрим правде в глаза  Стр.2
  • Посмотрим правде в глаза  Стр.3
  • Мы в долгу перед ней
  • Мы успеваем...
  • На условиях обмена: О программе обучения вождению; Шарф украшение Габриэль, шарф украшение, в Интернет магазине MILOMODNO ; Дети Сталинграда; Мореходка; Термосы, сковороды, кастрюли; Об Аэрографии;