ПОДВИГ АЛЕКСАНДРА АЛЕКАНЦЕВА - имена на Мамаевом кургане

ИМЕНА НА МАМАЕВОМ КУРГАНЕ - Стр.2

  • Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 / Стр.7 / К 70-ю Сталинградской битвы - Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 / Стр.7 / Стр.8 / Стр.9 / Золотой фонд памяти народа - Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 /
  • Фото: военно-историческая реконструкция г. Волгоград 20.11.2011. Посвященная контрнаступлению Красной Армии в районе г. Сталинграда 19 ноября 1942 года. Закончившаяся капитуляцией 6-ой полевой немецкой армией 2 февраля 1943 года.

    Он послал из винтовки СВТ две пули. И точно в цель. В ОКТЯБРЕ сержанта Самара приняли в партию, а накануне он был представлен к высшей правительственной награде. Эти два больших события в жизни сержанта Самара вызвали в нём новый прилив энергии. - Товарищ комдив, - с азартом говорил Самар. – На правом фланге, у балки Купоросная снайперским огнём надо закрыть дорогу гитлеровцам к Волге за водой, а на левом фланге дивизии немцы просматривают, что делается у нас. Противник, товарищ комдив, видит, что творится во всей Бекетовке и Старой Отраде. Выбить ему глаза – это могут сделать снайперы. - Вы выдвигаете правильную задачу для снайперов, - сказал я. – Но, товарищ Самар, вам известно, что немцы ищут вас, чтобы уничтожить? - Э-э, - протянул Самар. – Меня живым взять – руки коротки. Убить тоже не так просто. Мы друг друга крепко защищаем. Всполошилась вся 29-я моторизованная дивизия генерала Лейзера. Снайперы блокировали все передовые наблюдательные пункты врага, загнали всех в траншеи, не давали немцам у балки Купоросная ходить к Волге за водой. Смерть настигала офицеров-наблюдателей и пулемётчиков. Самар со своим напарником Катковым стрелял так, что немцы на высоте 145,5 (Лысая гора. – Д. В.) могли передвигаться только по-пластунски. Командование 29-й моторизованной дивизии стянуло на этот участок всех своих лучших снайперов, подготовило батарею шестиствольных миномётов, пулемётную группу и приказало уничтожить наших снайперов. За Самаром было установлено специальное наблюдение. От Орлиного утёса на правом берегу Волги, северо-восточнее авторемонтного завода,  до спуска и выхода из балки Купоросная было 800-1000 метров. Стрелять надо было вдоль крутого берега по противнику, выходящему из балки, или вниз, когда он появлялся у самой Волги. Около 9 часов утра Самар заметил немца, ползущего по дну ручья, впадающего в Волгу. Самар его не тронул, невыгодно было пугать немца и тем самым открывать себя: бить – так наверняка.  Солнце освещало мушку справа. Немец пристроился на камне и, сидя, кружкой наливал воду в канистру. Самар хорошо видел в оптический прицел ухо и висок врага. - 800! – доложил Самару Катков. Через пару секунд последовал выстрел, заглушённый взрывом брошенной гранаты. Оккупант сначала замер, а потом упал в Волгу. Из балки Купоросная выскочили два немца и подбежали к убитому. Раздались ещё два выстрела, и на берегу Волги уже лежали три гитлеровца. Одного из них уничтожил боевой друг Самара сержант Катков. До вечера немцы к Волге не подходили. Перед рассветом Самар и Катков переместились в рощу «Топорная» с задачей сорвать работу наблюдательного пункта гитлеровцев на высоте. Блестели под восходящим солнцем окуляры стереотруб на немецком наблюдательном пункте. Самар поудобнее уселся на дереве, чтобы лучше разить врага. Надо было у врага отбить охоту вести наблюдение с горы, оттуда видно многое. Амбразура на НП была одна. Из неё немцы наблюдали в бинокли, стереотрубы выдвигались из щелей. Это был передовой наблюдательный пункт 29-й моторизованной фашистской дивизии. - Вижу амбразуру и стереотрубу, - доложил Катков Самару. – Небольшая балочка от Лысой горы к нам, рядом с балочкой – белое пятно, выше два-три метра – амбразура. - Вижу, - ответил Самар. - Бей первым по биноклю в амбразуру, - сказал Катков, - я потом – по стереотрубе. Наблюдаю и веду огонь вторым сейчас же за тобой. После выстрела не двигайся, а наблюдай за моим выстрелом. - Выстрел! Готов! – крикнул Катков. - Выстрел! Готов! – сказал Самар. Вражеский НП ослеп. Приборы были выведены из строя. Всего 299 гитлеровских солдат и офицеров уничтожил Самар и сам пал смертью храбрых под огнём снайперов и шестиствольной батареи немцев, всё  же выследивших отважного сына нанайского народа. Хоронили мы сержанта Самара в сумерках, когда шёл холодный октябрьский дождь. Молнии освещали изрешечённые пулями и осколками стволы яблонь и пирамидальных тополей. Вокруг могилы героя молча, стояли коммунисты парторганизации штаба дивизии и снайперы – друзья Самара. - Твой боевой счёт ещё не окончен, - говорил сержант Катков у гроба. – Я беру твою винтовку и клянусь перед  твоим прахом, что к списку истреблённых врагов прибавлю ещё не одну сотню гитлеровцев. - Мы хоронили тебя без салюта, наш друг и товарищ Самар, - сказал снайпер Калинин. – Но мы ещё отсалютуем тебе меткими и беспощадными выстрелами по гитлеровским захватчикам». (И. К. Морозов. «От Сталинграда до Праги». Записки командира дивизии. Нижневолжское книжное издательство. Волгоград. 1976. С. с. 61-66).

    Позвонила в поисковую группу на Мамаевом кургане. Татьяна Васильевна Романова, как всегда, спокойно и компетентно мне ответила. Вот такая получилась «картина»: САМАР Иван Григорьевич (У Морозова – Самар А. – Д. В.) рядовой 1392-го СП 422-й СД родился в 1907 году с. Кондолы, Комсомольский район, Хабаровский край. Пропал без вести. // Погиб 25 августа 1942 года. Ст. Тундутово, Светло-Ярского района. Перезахоронен был в с. Солянка Светло-Ярского района. Данные совпадают с данными в Книге Памяти том 2 Хабаровского края и с данными Облвонкомата. Анализируя имеющуюся информацию, понимаю, что необходимо разобраться с судьбой и местом захоронения Самара. Явно ошибка о гибели Самара 25 августа 1942 года. 3 августа 1942 года 422-я СД начала переправляется через р. Дон 4 августа 1942 года к 15.00 422-я СД сосредоточилась в районе Вертячий. 7 августа 1942 года 2 полка 422-й СД сосредоточились в районе Тундутово. Недалеко от него «разъезд 55-й км» и высота 122,0 – юго-восточнее «разъезда 55 км» Светло-Ярский район. 9 августа 1942 года 422-я СД стала занимать оборону 30 км южнее Сталинграда. 14 августа 1942 года 422-я СД начала оборонительные бои. Вот тогда Самар получил своё первое боевое крещение. Начинаю немного понимать, откуда пошло первое сообщение о гибели Самара. Почитаем вновь книгу Морозова.

    Фото: военно-историческая реконструкция г. Волгоград. Проведенная в районе Астраханского моста пойме реки Царица 20. 11. 2011.

    «УМИРАЮ, НО НЕ СДАЮСЬ!»

    Дни и ночи продолжалась тяжёлая работа. Дни и ночи солдаты рыли траншеи, сооружали землянки, блиндажи, оборудовали огневые позиции. На берегах в истоке реки Червлёной, в балках Морозова и Сухая на песчаных курганах ощетинились в сторону гитлеровцев подслеповатые, но страшные для них дзоты. Сталинградская степь руками воинов превращалась в грозную крепость.… В душный безветренный августовский день наблюдатели за воздухом доложили, что с юго-запада в нашем направлении летят большие группы вражеских самолётов. Вот оно началось! Эскадрильи немецких бомбардировщиков, разворачиваясь, шли на боевые порядки стрелкового полка майора Сорокина, окопавшегося в балках Морозова и Сухая с целью ввести противника в заблуждение и нанести ему потери ещё до подхода к главной оборонительной полосе дивизии. Прошло пять минут, и первая партия фугасных бомб разорвала воздух; земля закачалась под ногами. К грохоту авиабомб присоединились разрывы снарядов, тяжёлых орудий и бризантных мин шестиствольных миномётов. Над позициями боевого охранения и полка Сорокина встала чёрно-бурая завеса земли и дыма. Сорок минут длился авиационно-артиллерийский удар. Воины задыхались в дыму и пыли под развалинами блиндажей, землянок и траншей. Это была артподготовка противника к атаке.… Сквозь грохот взрывов едва слышно зуммировал телефон – звонил командир полка майор Сорокин. Он докладывал, что пехота и танки противника атаковали боевое охранение юго-западнее Кашар, юго-восточнее разъезда «55-й километр», на высоте 122,0 и на пяти курганах, южнее балки Морозова. - Немцы силами до батальона пехоты с шестью танками атаковали боевое охранение лейтенанта Алексея Кабанова. Подробности доложу через несколько минут. Разрешите.…И в эту минуту в телефонной трубке раздался треск. Связь с полком оборвалась. Полк Сорокина! Выдержит ли он первый, огромной силы удар! Сейчас же все наши бинокли и стереотрубы были направлены в сторону боевого охранения лейтенанта Кабанова, орудийного расчёта старшего сержанта Александра Алеканцева и полка майора Сорокина. Связь с ними отсутствовала… Я старался уяснить, что происходит на рубеже боевого охранения. Ведь это было первое боевое крещение воинов 422-й стрелковой дивизии. Немецко-румынские дивизии наносили удар по нашей дивизии в направлениях: первое – Зеты – Кашары – Червлёный; второе – вдоль железной дороги на разъезд «55-й километр» - станция Тундутово; третье – высота 122,0 – Стан Культурный – высота 108,2 и четвёртое – из леса Дубовый на высоту 118,3. А позже на сутки, сбив боевое охранение на пяти курганах у балки Морозова, противник перешёл в атаку в направлении высоты 112,7 и затем ещё раз через высоту 122,0 на Стан Культурный – высоту 108,2. … Передовые отряды, а затем и главные силы авангардов 29-й моторизованной, 371-й пехотной и 24-й танковой дивизий немцев обрушились на боевое охранение и на полк майора Сорокина. Шла неравная и ожесточённая борьба. Гитлеровцы хотели с ходу прорвать нашу оборону и ворваться в южные районы Сталинграда. Первым встретил фашистские танки и моторизованную пехоту взвод комсомольца лейтенанта Алексея Кабанова. Взвод занимал оборону на кургане, юго-восточнее переезда. Сосед справа – взвод лейтенанта Бурдейного – оборонял курган юго-западнее разъезда «55-й километр». На боевое охранение Кабанова и на его соседа справа навалился сразу целый батальон моторизованной пехоты и около 30 танков. Это был передовой отряд 29-й моторизованной дивизии немцев. Отряд хотел с ходу смять боевое охранение и овладеть разъездом «55-й километр». Воины-дальневосточники встретили немцев ураганным огнём. Десять раз немцы атаковали взвод Кабанова и к вечеру отошли на железную дорогу. Здесь в первый день они потеряли роту пехоты и 13 танков, на второй день – до ста человек и 12 танков.  Двое суток шёл неравный бой за разъезд «55-й километр» и курган с отметкой 122,0. Взвод Кабанова к вечеру второго дня был окружён врагом. Самолёты фашистов несколько раз бомбили железнодорожные постройки и курган. Рвались снаряды, гитлеровцы забрасывали окопы гранатами. К исходу вторых суток от взвода Кабанова осталось восемь человек, почти все они были ранены. С наступлением темноты вместе со снайперами Самаром и Катковым лейтенант Кабанов зарядил оставшиеся противотанковые гранаты, набил последние патроны в пулемётную ленту. Когда всё было готово, Кабанов приказал солдатам отходить, а САМ остался прикрывать их отход. Немцы атаковали Кабанова. Он метнул в их гранаты, затем прилёг к пулемёту. Так он работал один за пулемётный расчёт и за гранатометчиков, отражая атаки гитлеровцев. А когда кончились патроны и окружившие Кабанова немцы во всё горло стали орать: «Рус! Сдавайся!», герой-комсомолец рванул кольцо на связке противотанковых гранат…Позднее, когда разъезд и курган были отбиты, солдаты обнаружили в нише для бутылок с горючей жидкостью записку, в которой значилось: «Немцы предложили сдаться в плен. УМИРАЮ, НО В ПЛЕН НЕ СДАЮСЬ! Комсомолец лейтенант Алексей Кабанов». (И. К. Морозов. «От Сталинграда до Праги». Записки командира дивизии. Нижневолжское книжное издательство. Волгоград. 1976. С. с. 27-30).

    Позвольте официально рассказать ещё об одном герое 422-й стрелковой дивизии. «АЛЕКАНЦЕВ Александр Федорович (1916, с. Тулянка Луганского района Воронежской области – 13.5.1973), старший сержант, командир артиллерийского орудия. Комсомолец. Работал в колхозе трактористом. Подвиг совершил 24.8.1942. Во время ожесточенных боёв у разъезда «55-й км» вступил в неравную борьбу с вражескими танками. Из 12 подбитых танков 4 подбил он. Только после того, как немецкие танки повернули обратно, покинул огневую позицию. Награждён орденом Отечественной войны 1 степени и медалью «За оборону Сталинграда». Его 45-мм пушка № 2203 экспонируется в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге. Литература: ВГМП «Сталинградская битва», инв № 15486 н/вф, п. 165». (Энциклопедия Сталинградская  битва. Июль 1942 – февраль 1943. 2-е изд., испр. и доп., Волгоград. 2010. С. 32).  

     Вернёмся к книге Морозова.

                                      «ПОДВИГ АЛЕКСАНДРА АЛЕКАНЦЕВА.

    В тех же боях, в которых смертью героя пал лейтенант Алексей Кабанов, беспримерный воинский подвиг совершил и командир орудия старший сержант Александр Алеканцев. Он прибыл на НП командира полка майора Сорокина, широкоплечий, рослый, внимательно выслушал боевой приказ: «Противник ожидается с юга вдоль железной дороги Сальск – Сталинград. Бои идут в районе станции Тингута и Тингутинского лесничества. Ваш орудийный расчёт назначается в распоряжение боевого охранения лейтенанта Кабанова. Он должен занять позицию в районе юго-западный отрог балки Сухая, не допустить прорыва танков противника и в случае отхода боевого охранения поддержать его своим огнём»… Шагая с товарищами по опалённой земле, Алеканцев встретил вышедших из балки солдат. Он снял карабин с плеча, но тут, же обратно взял его на ремень, разглядев звёзды на пилотках солдат. Это отходили от Тингуты к Сталинграду наши части. Лица воинов были черны от пыли и порохового дыма, одежда порвана, обувь разбита. Многие шли, опираясь на плечи товарищей и санитаров. Подойдя вплотную к балке, подступившей к железной дороге, артиллеристы остановились. Сразу же за балкой вновь простиралась степь, лишь кое-где поросшая тёмными кустами курая и полыни. С юга по степи тянулась грунтовая дорога. Упершись в балку, дорога круто сворачивала влево и, обогнув её, уходила на село Большие Чапурники и Красноармейск. - Здесь и встанем, - сказал Чебунину Алеканцев. – Отрог балки используем как противотанковый ров, сусликовые кучки – как минное поле, замаскируем и попробуем обмануть немчуру. «Вот он, настоящий передний край, который не раз представлялся мне, когда я выводил на занятия расчёт своего орудия», - думал Алеканцев. Вечером притянули орудия, оборудовали огневую позицию, разместили ящики со снарядами. Расположились на отдых. Тревожная ночь обступила балку. - Чебунин, ты спишь? – спросил Алеканцев.   - Какое там, - отозвался Чебунин, - разве уснёшь? Из расчёта никто не спал, только Александр Скороход вздремнул. Григорий Шанкин слышал глубокое дыхание Скорохода, тоже старался уснуть, но так и не смог. Рослые, как на подбор, они были ещё очень молоды: старшему из артиллеристов шёл двадцать второй год. - Вот где мы будем принимать боевое крещение, - скал Григорий Шанкин. - Выходит так, - ответил Шанкину Момот, копаясь в своём ранце. Видя, что бойцы не спят, а солнце уже выползло из-за Волги и греет степь, Алеканцев поднялся, потянулся и, проверяя своё предположение, спросил: - Чебунин, ты всегда точно определяешь. Скажи, где, по-твоему, танки немцев пойдут? - Вдоль железной дороги и левее, - ответил Чебунин. - Справа или слева дороги? – переспросил Алеканцев. - Прямо на нас, на боевое охранение лейтенанта Кабанова. Немецкие танки не заставили себя ждать. Кабанов несколько раз предупреждал расчёт Алеканцева о готовности и приказывал разворачивать орудие то в одну, то в другую сторону. Напряжение росло. Вот загремела артиллерия, налетели, как пираты, «мессершмитты» и штурмовики немцев. За ними наблюдал Григорий Шанкин и ругал их, на чём свет стоит. Прибежал комбат капитан Сергей Боровик и приказал: - Танки противника подпустить на 500 метров, не бояться и бить наверняка. - Мы, - сказал он, - рядом, в балках Морозова и Сухой тоже встретим гитлеровцев как следует. На горизонте, левее железной дороги, появились длинные облака пыли, послышался гул моторов. - Идут! – громко доложил наблюдавший подносчик снарядов Момот. Танки немцев шли по ровной степи, переваливаясь в бороздах вспаханной колхозной земли. На орудие Алеканцева двигалось до 30 машин. Их подпустили близко. Степь охала, дрожала. С треском разрывали воздух залпы орудийных выстрелов. Наводчик Алексей Чебунин спокойно и быстро наводил оружие в цель, подносчик Момот подносил снаряды, Григорий Шанкин заряжал, а правильный Александр Скороход поворачивал орудие настолько, насколько необходимо было для глубокой наводки в цель. - Готов! – махнул правой рукой Чебунин. - Огонь! – скомандовал Алеканцев. Одна 45-миллиметровая пушка вступила в бой против 30 танков, 30 пушек и пулемётов, против 120 отборных гитлеровских солдат и офицеров. На место подбитых танков лезли другие. Некогда было взглянуть, что делается у соседей. Поэтому Алеканцев и его боевые друзья не могли сразу понять, что случилось, когда гитлеровские танки перестали стрелять и поспешно, как с перепуга, начали отходить. Орудийный расчёт Алеканцева прекратил стрельбу, стали слышны частые залпы соседних орудий. Дымились подожжённые немецкие танки, - их было 13, остальные отходили, ползли по степи, не зная, где укрыться от губительного огня наших артиллеристов. Алеканцев и Шанкин бросились к Скороходу, который силился что-то сказать, но так и не смог. Осколок снаряда попал ему в грудь. Александр Алеканцев накрыл своим платком лицо Скорохода. Теперь они стали к орудию вчетвером. Два соседних орудия вышли из строя. Было видно, что гитлеровцы сосредоточивают танки и снова пойдут в атаку на комсомольскую пушку.

  • Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 / Стр.7 / К 70-ю Сталинградской битвы - Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 / Стр.7 / Стр.8 / Стр.9 / Золотой фонд памяти народа - Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 /
  • На условиях обмена: Скачать коллекции анекдотов; Книги - Этикет, гадание; Здоровое питание, лечение голоданием; Рабочая обувь, одежда; Самый богатый человек в Вавилоне; На родине А.Н. Пахмутовой;