Воинское братство перетекает в поисковое братство. Слово Константину Страхову

ИМЕНА НА МАМАЕВОМ КУРГАНЕ - Стр.7

  • Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 / Стр.7 / К 70-ю Сталинградской битвы - Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 / Стр.7 / Стр.8 / Стр.9 / Золотой фонд памяти народа - Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 /
  • Я сама поняла, что поисковик – это не тот человек, что копает землю. Настоящий поисковик принимает боль за погибшего солдата в своё сердце, принимает боль родственников и пытается найти ответ на их просьбу: «Найди мне его могилу». Воинское братство перетекает в поисковое    братство. Слово Константину Страхову:

    «НЕОКОНЧЕННАЯ ВОЙНА»

    Фото военно-историческая реконструкция г. Волгоград.  Посвященная началу контрнаступления советский войск в районе г. Сталинграда 19 ноября 1942 года.

    Всё дальше и дальше отдаляется от нас гулкое эхо Великой Отечественной.…В настоящее время, не только зарубежные, но и некоторые доморощенные, нечистые на руку политики и псевдоисследователи пытаются умалить величайший подвиг советского народа -победителя. Им зачем-то обязательно нужно исказить нашу славную историю, облить грязью нашу армию, а у молодого поколения стереть память о героическом прошлом нашей Родины. И надо признать, что нередко им это удаётся сделать в умах и душах определённой части российской молодёжи. Но в отношении пока ещё маленьких, но уже достойных граждан своей великой и многострадальной страны, выбравших себе непростую долю восстановления имён и судеб, не вернувшихся с войны солдат, эти подлые ухищрения никогда не пройдут. Мальчишки и девчонки из поисковых отрядов, воочию видя всю жестокость и несправедливость войны, своими руками поднимая своих сверстников, павших в огненные сороковые годы, становятся сильнее, чище и возвышеннее многих своих ровесников. Такими их делают не только экспедиции на места былых боёв, но и общение с очевидцами тех страшных событий, архивно-исследовательская и музейная работа, книги, которые они читают, кинофильмы, которые они смотрят. К поисковикам отношение у людей разное. Одни относятся к нашей работе с большим уважением и вниманием, по возможности оказывая посильную помощь и поддержку. Другие – открыто заявляют, что, дескать, хватит ворошить бренные кости без вести пропавших, мол, их и так приняла Матушка - земля, а их родным и близким не стоит лишний раз своими «похоронными извещениями» травмировать сердце и душу. Таких не много. Третьи – относятся к нам дружелюбно - снисходительно, как к чудакам увлекающимся довольно экзотическим хобби. Есть даже тип людей, которые всерьёз думают, что мы наживаемся на костях, требуя деньги у родственников погибших солдат и торгуя боевыми реликвиями. Ветераны Великой Отечественной войны, называют деятельность поисковых организаций подвигом. Лично для меня и моих воспитанников, эти слова являются наивысшей оценкой того дела, в которое мы вкладываем свою душу. ДЕЛУ, КОТОРОМУ ОТДАЁМ ЧАСТИЦУ СВОЕЙ ЖИЗНИ.

      (Константин Страхов. ВОЙНА МЕНЯ НЕ ОТПУСКАЕТ… - Лангепас: типография «Курсив». 2011./386 стр./ С. с. 200-201).

    Под этими словами Константина Страхова ставлю и свою подпись. Поиск – это заразная, но не опасная для здоровья человека болезнь. Даже ребёнок уже рождён с сердцем и душой поисковика, умеющей почувствовать боль погибших солдат и их родственников, не знающих правды их судеб. Теперь же хочу привести полностью полевой дневник, который по моей просьбе писал Женя. Он уникально терпеливый и кропотливо-дотошный человек. Это знаю по большой совместной работе с огромной картотекой (около 9000), где мы делали поиск имён по пяти безымянным могилам в Городе-Герое Волгограде. Уезжали зимой рано - рано, а возвращались вечером. Это работа не для дураков. Когда шли по скользким склонам (гололёд) я, вспомнив детскую игру, держалась за него и говорила, улыбаясь: «Брось меня командир!». В своём командире ПО я была уверена!!!    

          Повествующие очерки

          командира  отряда «Огонь Памяти» имени Сергеева А. Н.»

          Кировского района Города-Героя Волгограда

          Терещенко Евгения на весенней «Вахте Памяти-2008»,

          проходившей с 8.4.2008 г. по 6.5.2008 г. –

          Волгоградская область,  Суровикинский район,  разъезд Рычковский.

    28 апреля 2008 года. Поисковый отряд «Огонь Памяти» им. Сергеева А. Н.» в составе 2-х человек около 9 часов утра 28 апреля отправился в путь. Сначала мы доехали до  А.Л.Бормотова. Он рассказал, как найти лагерь (отряды других городов выехали вчера – 27 апреля), передал GPRS – ксерокопию данной местности и бланки на эксгумацию погибших воинов, списки участников Вахты Памяти- 2008. Леша пожелал нам удачи, и мы «пошли» к вокзалу.  Купив билеты, мы еще час свободного времени просидели на вокзале в ожидании поезда Волгоград – Суровикино. По большому вокзальному телевизору в это время шел матч – футбол с клюшками – (женский). Америка с кем-то играла и американки выигрывали. Так вот, немного засмотревшись на матч, мы чуть не опоздали на поезд. Мы то думали, что поезд подъедет напротив самого вокзала, а он стал дальше. Спросил у работников ж/д, когда прибудет наш поезд. Они ответили, что он уже здесь. Быстренько выбежав из здания, мы побежали к поезду. Поезд состоял из двух вагонов, внутри выглядел как автобус – рюкзаки мы положили на пол у ног так, что нельзя было просто так встать. Поезд был тесный и старый. Сергей, когда мы уже поехали, стал бегать из вагона в вагон, в курилку, в сортир и добегался – дверь между вагонами заклинило. И он оказался за дверью. Пытались открыть, но ничего невыходило. Потом, немного отодвинув дверь, Сергей протиснулся в вагон. Прибежала проводница и «выбила» – дверь заработала. Проехав Максимку, Новый Рогачик, Карповку, Мариновку, Волгодонской, Колпачки, Приморский, Ляпичев, Логовский мы прибыли на место Разъезд Рычковский. Преодолев на поезде более 100 км, впервые увидели Цимлянское водохранилище. Оно огромное, как море только где-то очень далеко чуть заметен берег! Приехав, мы пошли к деревне. Со слов Леши, от последнего дома должна бала быть дорога вверх. Деревенька была совсем маленькая около 30 домиков. По деревне свободно гуляли гуси, один гусь на нас закряхтел,  вытянул шею и быстрыми шагами перепончатых лап направился в нашу сторону. Мы же, от такой неожиданности сделали шаг назад, и гусь успокоился. Потом мы рассмеялись, что нас напугал гусь – «бешеный гусь». Но гусь и вправду был здоровый! Идём дальше, выскочил какой-то пес размером с домашнего кота, начал гавкать и скалиться, потом и он успокоился.  Ещё нам встретилась, пока мы проходили эту маленькую деревню, маленькая гадюка прямо на грунтовой дороге вдоль деревни. Она, заметив нас, сжалась в клубок и еле слышно зашипела. Если б гадюка была более взрослой, она, скорее всего, уползла бы с дороги в траву, а малая, не обладая такой скоростью, просто последовала своему примитивному инстинкту самосохранения – обороне.  Идя по деревне, мы заметили, что двери во двор каждого дома были раскрыты – «маленькая деревня, все свои», почти в каждом дворе был мотоцикл в основном с люлькой. В конце деревни мы увидели милицейского козла (машина) и чтобы не было лишних разговоров, срезали путь сразу вверх. Выйдя за деревню, только стали отходить от неё, как послышалось: «Эй,  стойте». Мы обернулись – смотрим мент. «Идите сюда!» - крикнул он. Мы на это только посмеялись и скинули тяжелые рюкзаки и  сумки с обеих рук на землю. Между нами была большая балка. Но мент оказался шустрый и сам, не теряя времени, быстренько перелез балку и подошёл к нам. Он поинтересовался, кто мы и куда идем. Мы объяснили, что мы поисковики и направляемся на вахту, проходящую в этих местах. Это был участковый, он оказался уже в курсе всех этих дел и подсказал, куда нам дальше следовать. Пойдя метров 500, сделали маленький привал. Мы уже почти поднялись на высоту – она господствовала над водохранилищем и всей прилегающей местностью. Дальше мы прошли еще с километр и увидели белую, легковую машину. Из лесопосадки нам навстречу вышли 2-е парней в камуфляже. Мы даже немного обрадовались, что, наконец, дошли до лагеря со своими баулами. Подошли, спросили: «Поиск?». Они ответили: «Поиск». Зашли в лесопосадку и увидели расставленные палатки. Спросив у них, где командир лагеря они сказали, что его сейчас нет – он в поле. Мы познакомились с этими двоими: Игорь (потом мы узнали, что он был в Чечне и Абхазии, хороший пацан), Ильдар – азиат (спортсмен -  с утра пробежит километр, потом стрельнёт сигарету и давай курить). Подошли к лагерному костру. Там сидела, как выяснилось одна на весь лагерь девчонка. Познакомились, конечно же, и с ней - Марьям. И ещё один сидел у дерева и стругал ветку для знамени отрада. Заяц это сидел. Это были члены ПО «Обелиск» г. Лангепаса Тюменской области.

    Познакомившись с ними и оглядевшись, мы выбрали место для установки палатки и начали её устанавливать. Не успели мы расставить палатку, как нас позвали к костру. Позвал нас мужик лет 50. Он поинтересовался, откуда мы, какой отряд – мы ему рассказали что, так и так Волгоград – Кировский район – ПО «Огонь Памяти» имени Сергеева А. Н.». Он сказал, что звать его Владимир Ильич (позже мы его называли просто Ильич или иногда Ленин), что он зам. командира ПО Суровикинского района. У него и прическа как у Ленина была, и языком болтал как Ленин и «броневик» был. Та самая белая, легковая «копейка». Её все называли «броневиком». Не жалея её, он гонял по полям-степям, багажник открывал ударом кулака по нему, а дверями хлопал - за километр слышно. «Броневик» прожил лишь пол вахты и сдох. Быстро познакомившись с Ильичем, и он спросил: «Ребят, вы уху умеете делать?». Мы ответили, что конечно умеем.  «То вот, лангепасовцы не умеют». Мы помогли сделать уху. Через пару часов мы уже ужинали. Подъехали те, кто были в поле. За ужином мы познакомились и с командиром лагеря Чувилёвым Валерием Владимировичем (кстати, служил-проходил военную службу у нас в Бекетовке), с командиром ПО «Обелиск» г. Лангепаса Тюменской области Страховым Константином Михайловичем. Ещё - Селезнев Андрей, Сирота Сергей Николаевич, командир ПО «Самотлор» г. Нижневартовска Мансурыч (как его все звали), зам. командира Яковлич (Николай Кольцов) и др.

    После ужина мы сели у костра только с командирами и замами командиров. Разговорились, потом пели песни  под гитару. Разошлись по палаткам мы только за полночь. Была очень дружественная обстановка!  Так прошел наш первый день на Вахте Памяти- 2008.

    29 апреля 2008 года. Встали мы около семи часов утра. Позавтракали картошкой с тушенкой,  взяли лопаты и пошли на незапаханное поле с балками. Шли все вместе: мы – Огонь Памяти, Обелиск, Самотлор. В пути мы разделились: Самотлор свернул влево и направился в сторону балок, где располагались немецкие блиндажи. Мы же с Обелиском пошли вперёд. От лагеря до места раскопа было около 3 км. Дойдя, мы увидели 4 еще небольших ямки (дальше их углубят до 2-х метров), расположенные крестом друг против друга – это была так называемая звёздочка. Оттуда, в итоге, поднимут больше всего наших бойцов (при них будут найдены разные вещи: серебряное кольцо царской пробы, лупа в её заводской чёрной коробочке с серпом и молотом на крышке, очки, карандаши, мел – видимо против изжоги, раскладной нож, значок «Ворошиловский стрелок», 2-е красноармейские книжки, пару медальонов. К сожалению, ни один медальон и ни одну книжку прочитать не удалось). Осмотревшись вокруг, мы начали искать себе место. Валера сказал, что впереди за балкой есть тоже окопы, они там пробовали копать. Мы перешли большую балку, идём по полю – металла нет, изредка можно увидеть гильзы, стёкла, осколки. Бродили около часа по полю, нашли место и приступили к работе. До обеда копали. Подошло время обеда, и отряды цепочкой по полю потянулись к лагерю на обед. После обеда опять за лопату. Пришли, поужинали и легли спать. Те, кто работали в поле – устали.

    30 апреля 2008 года. Слышу: «Подъем!?». Совсем не так, как на предыдущей Вахте в Самофаловке. Голос пацанский пару раз пискнул: «Подъём, Подъём!?». Все спят, никто не встаёт. А вот в Самофаловке был один полковник, очень громко кричал та, что лагерь в 5 минут был уже построен. Встали. Позавтракали, «марш-бросок» до раскопа. Прокопали около 4 часов, а потом стал капать дождик. Сильнее, сильнее, время уже к обеду и мы двинулись в лагерь, прихватив по дороге двух мелких (поисковиков Лангепаса) лет 12-13. Они должны всегда быть на виду у старших, а у них (с ними) 3 старших, не взирая на дождь, продолжали копать. После обеда дождь ливанул еще сильнее и все попрятались по палаткам. Нижневартовск сегодня нашли 60 штук 50 мм мин.  Дождь шёл до утра следующего дня.

    1 мая 2008 года. Подъём как всегда в 7 утра. Встали, вышли на кухню, все друг друга поздравляют с праздником. Сегодня у нас появился КАМАЗ. Отныне мы будем ездить, а не ходить эти км. Первый день выехали на КАМАЗе, дорога грунтовая, не ровная – трясёт. Сегодня до обеда мы докопали этот окоп, расширили его, но в итоге только половина человека: фрагменты черепа, кости рук, пальцы рук и ног, позвонки. А половины нет. После обеда начали копать я себе окоп, Сергей себе. Итог моего раскопа: гильзы, сгнившая пулеметная лента «Максима», граната РПГ-40, осколки, куски материи, петли, гвозди и т. д. Нижневартовск опять же в районе немецких блиндажей нашёл свалку мин. После ужина легли спать. Да, на счёт ночей. Все ночи мы замерзали, было очень холодно. Если днем можно ходить в одной кофте или даже в футболке, то ночью мы одевали на себя все тряпки, какие были.  Всё. Одно утро в часов  4-5 было вообще жуть! Холодильник. Хотелось одного, чтобы быстрее наступил рассвет, чтобы солнце вышло и согрело нас.

    2 мая  2008 года. После завтрака мы выехали в поле. Наши окопы мы докопали и тоже перебрались на немецкие блиндажи. До обеда мы били блиндажи вдоль по балке. Ничего особенного: разбитые немецкие патефонные пластинки, обоймы к винтовке, Маузеры, патроны, стреляные гильзы, дверные навесы, гвозди, горелая древесина, куски ткани и кожи, ремешки – застёжки, пуговки, колечки от плащ - палатки и т. п. Обед. Наши основные продукты для питания: картофель, тушенка, гречка, рис, макароны, лук, чеснок, хлеб, чай – это почти всё. После обеда машина уехала за продуктами и водой. Хочешь копать – иди пешим. И мы решили сходить на Цимлянское водохранилище. До него идти пару км. На Цимлу мы спустились напротив станции. И тогда нам открылся необычный вид: весь берег был уложен камнями и обтянут металлической сеткой. Это была ровная набережная из булыжников, простирающаяся на км или два. Середина набережной была ровная и широкая. К берегу, она была выложена метровыми ступенями в 3 ряда, так по длине всей набережной. Набережная была уложена вручную и произвела на нас большое впечатление. Мы умылись – искупались. Весь день была облачная – пасмурная погода, впрочем, как и всегда. Но где-то на часок солнце вышло из-за туч и облаков и мы немного позагорали. На Цимле браконьеры занимаются своим обыденным делом – ставят и проверяют сетки и снасти. Мы пошли вдоль набережной и насчитали 6-7 мертвых карасиков, прибитых волной к берегу. Доходим до конца набережной, лежат два огромных аккумулятора. Скорей всего для электроудочки, резиновая лодка, аллюминька и никого вокруг, а они двое за полкилометра на лодке. «Бракуши» вместе с участковым 3

    раза привозили нам рыбу (карасики, подлещики), два раза делали уху, раз жарили. Словом, пришли с Цимлы и легли отдыхать. Ужин был запоздалый и дальше мы засиделись у костра, ожидая воду для чая, а суровикинский командир травил рассказы. Часа через 2 закипел чай, но все уже решили лечь спать. Я пошел к палатке, фонарика не было, было очень темно, не видно куда наступаешь. Подойдя к палатке,  просто взглянул на небо. На небе столько звёзд! Не пересчитать. Небо было очень звёздным, не помню, когда я последний раз видел такое! Уснули. Ночью ливанул дождь.

    3 мая 2008 года. Дождь шёл всю ночь до самого утра, почти до 8. Как раз к завтраку он закончился. Вышли на завтрак – все мокрое, единственное сухое - внутри палатки. Вот, позавтракав, мы и забурились в палатку. Разложившись в палатке, лежали до обеда. Пообедали. Вот, например, сегодняшние меню: Завтрак гречневая каша (с тушенкой), чай, хлеб. Обед рисовый суп (с килькой), хлеб, чай. Ужин макароны (с тушенкой), хлеб, чай. После обеда ничего не делали – шатались по лагерю, делали фотки, пили чаи, лазали по посадке, смотрели, что копают остальные – чепуха. Вчера щупами, сегодня начали копать близ лагеря, метров за 200. Всё пространство обороняли отдельными огневыми точками. Не было единой линии обороны.

    4 мая 2008 года. Была очень холодная ночь. У командира лагеря машина покрылась льдом. Позавтракав, принялись копать. Откопали экспонаты для нашего музея. После обеда бродили очень далеко по полям и балкам Суровикино. Позже приехало местное телевидение, газетчики, глава администрации Суровикинского района и местный житель – ребёнок тех лет войны. Приехали они не с пустыми руками, привезя в лагерь: яйца, конфеты, пирожные и чай. Была беседа и съёмка. Местный житель рассказал, что творилось здесь более 60 лет назад.

    5 мая 2008 года. Проснулись, позавтракали. Сегодня у нас баня и музей. В баню идти пешком в ближайшую деревню, потом обратно. Нет! Мы решили лучше покопать последний день – сегодня увозят воинов в Суровикино. До 12 часов мы копали. В 13 часов должен был прийти автобус. С начала пришла машина за останками ВОИНОВ, которые мы погрузили в кузов. Их повезли от тех мест, где они погибали и пробыли более полувека, на мемориальное кладбище в Суровикино. Позже с опозданием пришел автобус. День сегодня выдался очень жаркий. Сели в автобус (школьный, желтый автобус), кому не хватило места, то сзади была лавочка. Мы отправились в х. Качалин, в Качалинский музей. Ехали долго, смотрели в окошки: степи, поля, балки, забытые богом хутора и сёла. Тут я понял, что такое город со всеми его + и – и, что такое донской хуторок посреди степей. Приехали. Х. Качалин один из передовых населённых пунктов Суровикинского района – похож на городской частный сектор. Есть и школа и магазин, и музей и спортплощадка и клуб, и памятник – обелиск с выбитыми на гранитных плитах фамилиями павших воинов и словами: «На подступах к Сталинграду в 1942 году стояли насмерть 13 тк 196 сд 9 мсбр 26 тк 5 тк 1 тк». И всем известные слова «Железный ветер бил им в лицо…» Молодые экскурсоводы провели нас по музею. Музей рассказывает о х. Качалин. Музей – здание, в котором каждая комната повествует о временном периоде Качалина. Экспозиции: крестьянская изба, рассказы о заслуженных людях хутора, экспонаты Сталинградской битвы и т.д. Хороший музей! Поехали. Андрей предложил съездить к мосту через Дон. Проехали хорошее расстояние, но всё равно относительно не очень большое. На высоком берегу остались блиндажи, окопы, пути сообщения. Их никто ни закапывал, лишь от времени они обвалились, замылись, засыпались. Весь противоположный берег был как на ладони.

    6 мая 2008 года. Сегодня перезахоронение. Даже не позавтракав, мы сели в КАМАЗ. По грунтовке мы ехали на КАМАЗе до асфальта (далековато). Потом пересели в автобус и поехали в Суровикино на военное, мемориальное, солдатское кладбище. Приехали. Там уже был народ, оркестр, солдаты с автоматами для последнего салюта, местный суровикинский отряд. Само кладбище представляет из себя – высотку. На ней огромная стела и памятник с красными звёздами на братских могилах. Вырыт большой котлован, рядом в фанерных ящиках (гробах) останки 81 павшего воина. Крышки гробов скрепляют стиплером. Меня попросили помочь наклеить чёрную изоленту (14 линий) на красный гроб. Приехали 2 больших автобуса, БТР с российским флагом – триколором, множество легковых автомобилей. Приехали ветераны, чиновники, журналюги, молодёжные объединения, школьники – юные патриоты и много и много – много разных людей. Все построились. Прозвучали речи политиков, деятелей и т.д.

    Нашему отряду выпала честь лично перезахоранивать воинов. Началось торжественное перезахоронение, заиграл оркестр, 4 человека (Ильич, Сирота и еще 2) спустились в ров, 4 человека (я, Сергей, Игорь и Валерий Владимирович) стали брать гробы, подносить и передавать им вниз. Это такое чувство. Сердце будто вырывается из груди, бьется как птица в клетке. Эмоции просто переполняют тебя. Гробы были тяжёлые. Перед перезахоронением все волновались (кто входил в «похоронную команду»), чтобы не оторвалось днище. Всех предупредили, чтобы брали за самое дно. Так все гробы были уложены в 3 ряда друг на друга. Началось обрядное шествие: - каждый подходил и кидал 3 горсти земли. Все выстроились в длинную вереницу для прощания. Кто-то стал креститься, молодые люди последовали их примеру: начали тыкать себя пальцами в лоб, живот, рёбра, кто куда попадёт – слева направо и справа налево. Им всё равно, лишь бы быстрее закончить эту процедуру. Когда все простились, поисковики начали закапывать, закапывали долго, менялись. Могила была большая, её выкапывали экскаватором, потом эту землю увезли, а привезли песок. Закапали (помогли нам еще добровольцы – местный суровикинский отряд), поставили памятник (правда, песка немного не хватило), возложили цветы. Поехали на поминальный обед. Обед проходил в Суровикино в кафе. Были ветераны, глава г. Суровикино. Нас хвалили и честили за то, что мы делаем. Валерию Владимировичу, Константину Михайловичу, Мансурычу  вручили благодарственные грамоты. ПО «Обелиск» подарили металлоискатель. Обед был хороший. Отобедав, мы поехали той же дорогой – автобус, дальше КАМАЗ. В Суровикино, закупив 20 килограмм американских ножек буша, начали готовиться к приготовлению шашлыка. Если днём было знаменательное траурное перезахоронение в честь этих погибших героических воинов к надвигающейся дате 9 мая, то вечером – было бесшабашное веселье, подкреплённое горючим в память об этой весенней Вахте Памяти – 2008. Завтра мы разъедимся. Уже ночью приехали казаки (2 казачки, казак и атаман), уже не помню какого округа и хутора. Казаки сидели с нами часа 2, но уже поздно и они уехали. Разговоры, пляски, песни под гитару. Всё это было до глубокой ночи. Вообще Вахта прошла на УРА! Узнал много интересных людей: Валерий Владимирович, который служил в Бекетовке, Ильич, Костя – замечательный мужик, Игорь который был в Чечне и Абхазии, Мансурыч, Яковлич – сам пишет песни и играет, Андрей, блондин – служил в Афгане и в Чечне – хороший мужик и много других людей. Утром мы разъехались.

                                     Вахта была замечательная!

               Это точно!

                                            Командир ПО «Огонь Памяти» имени Сергеева А. Н.» Евгений Терещенко.

  • Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 / Стр.7 / К 70-ю Сталинградской битвы - Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 / Стр.7 / Стр.8 / Стр.9 / Золотой фонд памяти народа - Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 /
  • На условиях обмена: Понятие биоэкологии, о биосфере; Приборы и оборудование; Приборы лабораторного контроля; Рабочая обувь, одежда; Сотовые телефоны, аккумуляторы; Самый богатый человек в Вавилоне;