По материалам Юрия Михайловича Рождественского

По материалам Юрия Михайловича Рождественского

  • Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 /
  • Владимир Микоян
    Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 / Стр.7 / Стр.8 /

    Фотопортрет Юрия Михайловича Рождественского.



    Из личного архива Ю. М. Рождественского (г. Москва).



    Фотопортрет Тамары Григорьевны Беловой.
    Из личного архива Ю. М. Рождественского (г. Москва).



    Извещение о гибели Беловой.
    Из личного архива Ю. М. Рождественского (г. Москва).



    Фотопортрет Т. Г. Беловой.
    Из книги ПЕРЕЛИСТЫВАЯ ДОКУМЕНТЫ ЧК. Царицын – Сталинград. 1917-1945 гг.: Сборник документов и материалов. (Нижне-Волжское книжное издательство. Волгоград. 1987. С. 208).



    Фото комсомольского билета Т. Г. Беловой.
    Из книги ПЕРЕЛИСТЫВАЯ ДОКУМЕНТЫ ЧК. Царицын – Сталинград. 1917-1945 гг.: Сборник документов и материалов. (Нижне-Волжское книжное издательство. Волгоград. 1987. С. 211).

                                                       *     *     *

    С 69-й годовщиной Победы в Сталинградской битве в феврале 2012 года  меня поздравила Людмила Павловна Овчинникова, позвонив из Москвы. Это было не только приятно, но и полезно. Когда я поблагодарила её за Рождественского, она мне сказала, что в своей книге писала о бойцах МПВО. Поблагодарив её за поздравление и информацию, я в ближайшее же время ринулась в библиотеку. Книгу Л. П. Овчинниковой «Женщины в солдатских шинелях» конечно же, знаю, но… Всё помнить невозможно и подсказка эта приоткрыла мне ещё несколько зарисовок из жизни Тамары. Решаю сделать полнее выборки из работы Овчинниковой «Бойцы МПВО» (с. с. 207-227), которые расскажут нам правду о войне, в которой активно участвовала и Тамара Григорьевна Белова:

     «… Ксения Сергеевна Богданова, бывший командир медико-санитарного взвода Ерманского штаба МПВО (Ерманский район города Сталинграда, ныне Центральный район Города-Героя Волгограда – Д. В.) в первые же месяцы Великой Отечественной войны окончила курсы ПВХО.

     … Летом 1942 года в Сталинграде часто раздавались сигналы воздушной тревоги. В этой тревожной обстановке К. С. Богданову назначили председателем Ерманского районного совета Осоавиахим. Теперь её главной задачей стала подготовка населения к воздушным налётам противника.

     - Мы проводили своего рода ликбез. Каждой семье надо было знать о том, как вести себя при объявлении воздушной тревоги, уберечь своих близких при бомбёжках. Это была большая и сложная работа. Ведь жители города не видели войны, ещё психологически не были готовы к воздушным нападениям. Мы должны были помочь спасти людей. В каждом доме находились добровольные помощники. Стоило провести беседу, и тут же проходило во дворе собрание, на котором выбирали руководителей групп самозащиты. Создавали звенья противопожарные, аварийные, первой медицинской помощи. Особой заботой председателя Осовиахима К. С. Богдановой было сооружение подземных убежищ. Они создавались около каждого дома и заводского цеха. Приходилось, и убеждать, и требовать. Щели… Молодым людям, родившимся после войны, может быть, трудно представить себе, как выглядели эти нехитрые сооружения. Это узкий ров, высотой в человеческий рост, его перекрывали сверху балками или брёвнами, металлическими листами, земляным накатом. Откосы щели обшивали досками или оплётками из хвороста. Семейное убежище обычно было рассчитано на 10-12 человек. Сотни погонных метров щелей были созданы под руководством К. С. Богдановой. Они спасли жизни многим жителям города.

    … Каждую ночь во дворы выходили группы самозащиты, чтобы наблюдать за светомаскировкой. В основном это были женщины. Они следили за тем, чтобы на улицах соблюдалось полное затемнение. За окнами опущены плотные шторы, чтобы ни один луч света не пробивался наружу. Погашены уличные фонари, затемнены фары идущих автомобилей и огни бакенов на Волге. Тишина тёмных городских улиц была чуткой и насторожённой. Каждые восемь из десяти жителей в те дни прошли подготовку по программе ПВХО.… В дни войны при районном штабе МПВО был создан медико-санитарный взвод, который возглавила Богданова. В него входили сандружинницы и медсёстры.… Наступило 23 августа. Это было воскресенье.

     … Ксения Сергеевна Богданова вспоминала:

    - Летом 1942 года наш медико-санитарный взвод был на казарменном положении. Дома приходилось бывать очень редко. В воскресенье двадцать третьего августа я пришла домой повидаться со своими детьми. У меня их было двое – семи и двенадцати лет. Они жили с бабушкой, моей матерью. Мы сели за стол. И вдруг по радио объявили воздушную тревогу. Такие сообщения были частыми. Поэтому сначала это не вызвало особого беспокойства. Я отправила детей с бабушкой в убежище, а сама побежала в штаб МПВО. В тот день увидела первые жертвы. Неподалеку от здания штаба мне бросилась в глаза мирная картина: мать с ребёнком сидели на крыльце своего дома. Я крикнула ей, чтобы поскорее уходила в щель. Уйти далеко не успела, неподалеку взорвалась бомба. Всё потонуло в дыму и грохоте. Когда пыль осела, я увидела, что мать и ребёнок мертвые. …Как в сражение вступали наши бойцы на охваченные пожаром улицы. Перевязывали среди развалин раненых горожан, помогали выбраться из обрушенных подвалов, собирали осиротевших детей, отвозили к волжским переправам. Среди пожаров и взрывов шла битва за спасение людей. В нашем медико-санитарном взводе было сорок человек. В основном это девушки: вчерашние школьницы, служащие, молодые работницы. С первого дня, когда они стали бойцами МПВО, мне довелось проводить с ними занятия. Помню, на собраниях комсомолки не раз говорили о том, что готовы отдать все силы и свои молодые жизни в борьбе за свободу Родины. Пришли дни испытаний. И начался подвиг девушек-бойцов МПВО. Тогда во всей полноте раскрылись их душевная красота, великое мужество и готовность перенести любые опасности и самые суровые трудности. На пылающих улицах, в самом центре Сталинграда, они боролись за спасение самого дорогого – человеческих жизней.… Работали под бомбёжкой, когда на наших глазах падали стены домов, огонь бушевал на улицах. Не забыть, как бойцы нашего взвода вытаскивали людей из подвала здания на улице Коммунистической. Дом был разрушен прямым попаданием бомб. Обрушившиеся стены и крыша завалили подвал, в котором укрывались десятки женщин, детей и пожилых людей. В то время в подвале остались только те, кто не мог носить оружие. Нам удалось проехать к этому дому на грузовой машине, которая была в распоряжении медико-санитарного взвода. Бросились разбирать завалы, но увидели, что это нам не под силу. Ведь в руках у нас были только лопаты и ломы. Тогда мы решили продолбить хотя бы небольшой лаз, чтобы пробиться к замурованным заживо людям. Мы работали более суток, пока, наконец, прорубили узкий ход в каменное бомбоубежище. Стали по одному вытаскивать наверх раненых и полузадохнувшихся людей. Работали под нависшими балками, которые могли обрушиться в любую минуту. Вместе со мной здесь были Клара Камнева, Маша Генералова, Тамара Бугаева, Аня Дульденко. В развалинах делали перевязки раненым. Нас заметил немецкий лётчик и стал обстреливать из пулемёта. Прятались под каменными глыбами. Спасённых людей нам удалось, потом отправить на переправу.…В составе медико-санитарного взвода штаба МПВО Ерманского района была и семнадцатилетняя Клара Даниловна Камнева, впоследствии преподаватель истории одной из школ Волгограда. В дни войны она ушла из девятого класса на курсы медсестёр. «Я считаю, что не имею права просто учиться, когда вокруг такая беда», - заявила она. 23 августа вместе с подругами, тоже бойцами МПВО, она пришла домой. Она часто воскрешает в памяти тот день:

    - Мы сидели вокруг стола. Мама поставила перед нами огромный арбуз. Со мной были мои подруги Лена Бондаренко и Тамара Белова. Взяли по куску арбуза, и тут – грохот, взрывы. Мы выскочили на улицу. Не знали тогда, что последний раз сидели за этим своим столом. Через несколько дней наш дом был разрушен и сожжён. С мамой я увиделась только спустя месяцы, за Волгой.… Вспоминали потом как что-то далёкое и неправдоподобное этот арбуз на столе и последние минуты в домашней тишине. Наш первый долг – оказывать помощь пострадавшим. Скорее в очаги поражения! Впервые пришлось увидеть тогда убитого ребёнка: девочка бежала через дорогу, и ей убило на месте. Косы разметались по асфальту. Я кинулась к ней, вижу, что ребёнок бездыханный, но так велико было моё потрясение, что я, взяв на руки девочку, пошла к больнице. Иду, спотыкаюсь, упала. Вдруг из-за поворота выехала какая-то штабная машина. Я бросилась буквально наперерез. Военные остановили машину. «В чём дело?» Я показываю девочку, прошу: «Надо её в больницу!» Наверное, эти военные бывали не раз под бомбёжками, увидели и поняли мой состояние: «Хорошо, успокойтесь, мы отвезём её» Положили мёртвую девочку в машину и уехали. С гордостью вспоминаю о своих подругах – бойцах МПВО. Они бесстрашно шли в самое пекло. Как мы работали? Пробираешься в руинах, где скрывались люди. Слышишь в темноте где-нибудь стон. Шаришь руками, натыкаешься на что-то тёплое. Нащупываешь голову, вычищаешь в темноте рукой рот. Слышишь – есть дыхание. Начинаешь осторожно ощупывать, вытаскивать из-под обломков. Так спасали людей. Подруги мои работали самоотверженно. На первый крик о помощи шли в самое пекло.…Помочь, спасти, уберечь! Подвиг милосердия вершили в эти суровые дни девушки в шинелях. Наперекор беде они проявили великую духовную силу. На улицах города шла борьба за спасение человеческих жизней.

  • Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 /
  • Владимир Микоян
    Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 / Стр.7 / Стр.8 /

    На условиях обмена: Фасады, Виниловый и стальной сайдинг; ловушка для летающих насекомых; Недвижимость в Париже; Эвакуация из Сталинграда; О программе обучения вождению; Для здоровья и красоты;