Поиск не окончен, поиск продолжается…Бекетовка. Волгоград. Дэя Вразова.

Неизвестные известные фамилии / Стр.6

  • Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 /
  • Владимир Микоян
    Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 / Стр.7 / Стр.8 /

     К. С. Богданова вспоминает:

    - Нам сообщили, что бомба попала в родильный дом в центре города на улице Пушкина. Все бойцы нашего медико-санитарного взвода бросились туда, несмотря на то, что вражеские самолёты снова и снова заходили на бомбёжку. Когда подбежали к родильному дому, то увидели кругом руины. Каменные стены обрушились, скрыв рожениц и родившихся детей. Это была страшная картина. Мы стали растаскивать обломки, ползали среди руин, пробираясь в то место, откуда слышался стон или крик. Вытаскивали младенцев, ставших сиротами, едва появившись на свет, и обезумевших от горя матерей, потерявших своих детей. Спасённых на машине увозили на переправу.…В начале боёв в городе находилось много военных госпиталей. Им были отведены самые лучшие здания. Медицинские учреждения находились в клубах, гостиницах, школах. В первые дни массированной бомбёжки города фашисты обрушили на эти здания бомбовые удары. На гитлеровских военных картах госпитали, где лечились раненые, были помечены как самые важные объекты, которые надо разрушить в первую очередь.

     К. Д. Камнева добавляла:

    - Нам сообщили, что загорелся военный госпиталь, который был расположен в гостинице. Это здание стояло недалеко от наших казарм. Все наши девушки часто дежурили в палатах, познакомились с врачами, медицинскими сёстрами. И вот – такая страшная беда. Мы побежали к горящему зданию. Когда подошли к госпиталю, все этажи были в дыму. Все медицинские работники в опалённых халатах шли  в огонь, выносили раненых. Но многие бойцы ещё оставались в палатах. Мы стали помогать. По охваченным дымом лестницам пробирались наверх. Вбегаешь к раненым, и каждый просит: «Возьми меня, сестричка!» Многие были в гипсе или после сложных хирургических операций. Подниматься с кроватей и двигаться самостоятельно они не могли. Со всех сторон в комнате тянутся к тебе руки. Берёшь раненого, взваливаешь на плечи и бросаешься к лестнице. Чтобы скорее спуститься вниз и снова вернуться, помочь ещё кому-то. Не знаю даже, откуда брались силы тогда. Бежишь по лестнице, не видишь ничего перед собой, задыхаешься от дыма, спотыкаешься, падаешь. Понимаешь, что раненому, который у тебя за спиной, невыносимо больно. А он только стиснет зубы и молчит. Даже подбадривает тебя: «Смелее, сестрёнка!» Раненые вели себя очень мужественно. Наступил момент, когда пробраться наверх было уже нельзя. Все лестницы объяты огнём. Кто-то из бойцов крикнул, чтоб мы натянули брезент. Мы принесли брезентовую палатку, взяли её за концы и встали под окнами. Раненые бросались сверху из окон горящего здания на натянутую ткань. Потом на носилках спускали их к Волге. Все эти часы, когда медицинские работники спасали раненых, в городе продолжалась бомбёжка. Фашистские лётчики снижались над горящими зданиями и расстреливали людей из пулемётов.…На обгоревших стенах домов, обуглившихся заборах, разбитых трамваях появились белые, трепещущие на ветру листочки. К. С. Богданова и другие бойцы МПВО расклеивали в городе листовки, в которых было напечатано Обращение городского комитета обороны к населению Сталинграда. Эти строки нельзя читать без волнения. Скольким жителям города, прочитавшим это Обращение, оно придало тогда мужества и веры в победу! Слово было полководцем человеческой силы.… Сталинградцы выходили строить баррикады. Перекрывали дороги, ведущие к заводским посёлкам, предприятиям, волжским переправам. Ставили поперёк улиц металлические противотанковые ежи, разбитые машины, рубили деревья, складывали брёвна, телеграфные столбы, обломки стен, мешки с песком. Город готовился к бою. Жители работали днём и ночью, в грохоте бомбёжек, при багровом свете пожаров. Таисия Степановна Яковлева, в то время работница швейной фабрики имени 8марта, участвовала в строительстве баррикад. Она говорила: - Во дворы заходили партийные работники и бойцы МПВО, призывали выходить на строительство уличных баррикад. Откликались многие жители. Мы набивали мешки и бумажные кули кирпичами и песком. Таскали брёвна. На баррикадах были сделаны огневые точки для стрельбы из винтовок и пулемётов. На сооружении баррикад трудились не только взрослые, но и дети-школьники. Сколько их было тогда – Сталинградских «гаврошей»! Работали под бомбёжкой наравне с отцами и матерями. Они подносили мешки, передавали кирпичи, бегали за водой. Баррикады строились всем миром. Для оказания помощи пострадавшим во время воздушных налётов в некоторых районах создавались медицинские пункты. В подвалах среди дымящихся руин, под обстрелами медицинские работники делали перевязки, принимали и лечили больных. Один из таких пунктов в Ерманском районе открыла К. С. Богданова. Она продолжала:

    - С первых дней бомбардировки города мы оказывали медицинскую помощь раненым и больным там, где они находили: в щелях, подвалах, на переправах. Работали в грохоте взрывов, среди пылающих домов. Не раз между собой говорили о том, что даже в этой обстановке в районе должен быть стационарный медицинский пункт, чтобы люди знали, куда обратиться, прийти за медицинской помощью. Бойцы МПВО собрали в разбитых больницах и поликлиниках некоторые медикаменты и инструменты. Привели в порядок один из кабинетов в полуразрушенном помещении третьей поликлиники. Здесь начали приём раненых и больных. Работать приходилось целыми сутками. Известие о том, что в поликлинике открылся медицинский пункт, каким-то образом быстро распространилось среди жителей. У меня сохранились короткие записи о работе прифронтового стационара. «1 сентября. Приняли в поликлинике 80 человек, из них раненых – 56. 2 сентября. В поликлинике приняли 72 человека». И так день за днём. Одни приходили сами, других приносили родственники или бойцы МПВО. Случаи были самые тяжёлые. Сложные переломы, ожоги, загнивающие раны. Наши медики делали всё, что было в человеческих силах, чтобы помочь пострадавшим. Надо сказать, что в этом медпункте не было квалифицированных врачей. Работали здесь две медицинские сестры и три студента, которых мы в шутку называли «заурядврачами». Это на их плечи легли все заботы по обслуживанию жителей. Работали по-фронтовому. По-прежнему оказывали медицинскую помощь «на дому». Бойцы медико-санитарного взвода обходили улицу за улицей, искали тех, кому надо было срочно сделать перевязки, отправить к пунктам переправы. Бывает, откроешь крышку щели и видишь такую картину: лежат тяжело раненые, контуженные женщины, дети. У них нет сил двигаться, даже кому-то сообщить о себе. Бойцы МПВО выносили пострадавших на грузовую машину (другой в нашем распоряжении не было), везли на переправу. Дети – это была, конечно, наша самая большая боль и забота, Тяжело было видеть их страдания. Помню такой случай. Вместе с одной из наших замечательных патриоток, бойцом МПВО Тамарой Беловой мы осматривали подвал и щели на Исполкомовской улице. Видим, снижаются немецкие самолёты, начался воздушный налёт. Мы спрятались в водопроводном люке. Кажется, наконец, стихли взрывы, вышли из убежища и не узнали улицы, по которой только что прошли. Всего одна воздушная атака разрушила жилые кварталы, возводившиеся трудом горожан многих десятилетия. На месте домов остались безобразные руины. Вокруг тучи пыли, дым, груды щебня, запах гари. Вдруг, слышим, откуда-то из-под земли доносится сдавленный детский плач. Стали разгребать обломки кирпичей и увидели вход в подвал. Внутри около погибшей женщины ползал крохотный мальчик. Сколько ему было от роду? Наверное, около года – не больше. Вынесли его наверх. Сколько же дней провёл беспомощный ребёнок около трупа матери? Его личико почернело от голода и страданий. Тамара Белова достала кусок хлеба из своей полевой сумки и дала его ребёнку. Он схватил его посиневшими ручонками, стал сосать с жадностью. Потом мы передали ребёнка под опеку комсомольцев, которые отправляли сирот за Волгу, в детские дома. … На территории Кировского района, который стал ближайшим тылом фронта, находились десятки госпиталей. Они располагались в школьных зданиях, помещениях клубов и контор, общежитиях, частных деревянных домах. Врачи, медицинские сёстры, бойцы медико-санитарных подразделений МПВО отдавали свои знания и силы борьбе за жизнь и здоровье раненых защитников Сталинграда. Бывший секретарь Кировского райкома партии Сергей Дмитриевич Бабкин рассказывал:

    - С первых дней Сталинградской битвы бойцы МПВО и медицинские работники считали себя мобилизованными на защиту города. Врачи и медицинские сёстры помогали раненым, работая в окопах переднего края и в госпиталях. Районный отдел здравоохранения помог организовать сводный медсанбат, через который, начиная с октября, проходили многие раненые  64-й армии. Пятьдесят медицинских сестёр, подготовленных на ускоренных курсах, добровольцами влились в ряды воинов Сталинградского фронта. Медицинские работники трудились там, где нужна была их помощь. Врач В. Т. Сидельникова три месяца находилась в окопах передовой линии фронта. Медицинские сёстры Петрова, Никитенко, Герасимова выносили раненых с поля боя. Прибыл и хирург Белицкий спасли жизнь многим бойцам. Каждый из медицинских работников, трудившихся в осаждённом городе, внёс свой весомый вклад в нашу будущую победу. А разве можно забыть помощь многих домашних хозяек, матерей больших семейств, которые, оказавшись во фронтовой полосе, по зову сердец пришли ухаживать за ранеными в медсанбаты и полевые госпитали, стали поварами, истопниками, уборщицами, нянечками. Их бескорыстный труд – живой пример патриотического дела. Несмотря на все опасности и трудности жизни в осаждённом городе, у нас не было жителей, которые бы сидели, сложа руки. Всё население помогало фронту.…В грохоте взрывов в осаждённом Сталинграде случилось такое событие, которое всем, кто о нём узнал, казалось символическим. Об этом говорила К. Д. Камнева:

    - Однажды девушкам-бойцам МПВО пришлось принимать роды. Это было в одном из домов, а вернее, бомбоубежищ в центре города. Пробираясь между обломками, мы услышали сдавленный стон. Никого поблизости не видно. Стали искать среди руин – увидели вход в небольшую щель. Там, привалившись к земляной стенке, в беспамятстве лежала женщина. У неё начались родовые схватки. Мы  были молодыми, растерялись поначалу. Но, как могли, стали ухаживать за роженицей. Развели костёр рядом с бомбоубежищем. Вскипятили воду в ведре. В это время снова начался воздушный налёт. Мы держали простыни над роженицей, чтобы комья земли не сыпались на неё с земляного наката щели. Появилась на свет девочка. Мать была очень ослабевшей. Ухаживали за ней несколько дней в этой щели. Боялись трогать её с места. Когда женщина немного оправилась, мы помогли ей вместе с ребёнком добраться до переправы. По пути она сказала нам, что назовёт девочку Викторией. Виктория – значит Победа». Я очень благодарна Людмиле Павловне Овчинниковой за её подсказку о  своей книге. Ведь она её писала ещё в 1987 году. Спасибо огромное. Когда я дополняю тему «Тамары Беловой» информацией о Кировском районе, то это делаю по двум причинам. Это моя малая Родина и этим всё сказано. А ещё про мой район осталась легенда, что Бекетовку (Кировский район) не бомбили, и войны у нас не было. Мне важно, чтобы крупицы правды о моей малой Родине знали все, кому интересна, правда, истории. Работа над темой «Тамара Белова» не закончена, так как надо ещё съездить на панораму «Сталинградская битва», в архивы, музеи, областную библиотеку. Поискать ещё материалы. Подготовить совместную работу с Юрием Михайловичем Рождественским (г. Москва) в журнал «Отчий край». Это уже обговорила в редакции. Важно, чтобы в преддверии 70-летия Победы в Сталинградской битве мы полнее знали судьбу Тамары Григорьевны Беловой – защитницы Сталинграда.

     Кто может поучаствовать в этом поиске, приглашаю к сотрудничеству…

    11 февраля 2012 года. Бекетовка.                                                   Дэя Вразова.                                                     

     


    Бывшие бойцы МПВО (слева направо):
    В. А. Милюченко, К. Д. Камнева-Приходько, А. В. Кошелева, К. С. Богданова, Т. А. Багаева-Самойлова, А. В. Дульденко.
    Из книги Л. П. Овчинниковой «Женщины в солдатских шинелях». (Волгоград. 1987. С. 215).

    ОБРАЩЕНИЕ

    Сталинградского городского комитета обороны

    к защитникам города с призывом отстоять Сталинград.

                                                                                                         26 августа 1942 г.

    Дорогие товарищи! Родные сталинградцы! Остервенелые банды врага подкатились к стенам нашего родного города. Снова, как и 24 года тому назад, наш город переживает тяжёлые дни. Кровавые гитлеровцы рвутся в солнечный Сталинград, к великой русской реке – Волге. Воины Красной Армии самоотверженно защищают Сталинград. Все подступы к городу усеяны трупами немецко-фашистских захватчиков. Обер-бандит Гитлер бросает в бой всё новые и новые банды своих головорезов, стремясь любой ценой захватить Сталинград.

    Товарищи сталинградцы!

    Не отдадим родного города, родного дома, родной семьи. Покроем все улицы города непроходимыми баррикадами. Сделаем каждый дом, каждый квартал, каждую улицу неприступной крепостью. Выходите все на строительство баррикад. Организуйте бригады. Баррикадируйте каждую улицу. Для строительства используйте всё, что имеется под руками – камень, бревно, железо, вагоны трамвая и т. д. Построим баррикады быстро и так, чтобы боец-защитник Сталинграда беспощадно громил врага с баррикад, построенных нами. Бойцы Красной Армии! Защитники Сталинграда! Мы сделаем для вас всё, чтобы отстоять город. Ни шагу назад! Бейте беспощадно врага. Отомстите немцам за все учинённые ими зверства, за разрушенные очаги, за пролитые слёзы и кровь наших детей, матерей и жён. Защитники Сталинграда! В грозный 1918 год наши отцы отстояли Красный Царицын от банд немецких наёмников. Отстоим и мы в 1942 году краснознамённый Сталинград. Отстоим, чтобы отбросить, а затем разгромить кровавую банду немецких захватчиков. Все на строительство баррикад! Все, кто способен носить оружие, на баррикады, на защиту родного города, родного дома!

                                                           Сталинградский городской комитет обороны.

    ПАВО, ф. 171, оп. 1, д. 5, л. 29 об. Подлинник. (ПЕРЕЛИСТЫВАЯ ДОКУМЕНТЫ ЧК. Царицын – Сталинград. 1917-1945 гг.: Сборник документов и материалов. (Нижне-Волжское книжное издательство. Волгоград. 1987  С. 176-177) .

     Обращение СГКО к населению Сталинграда опубликовано в сборнике «ЛИСТОВКИ СТАЛИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТНОЙ ПАРТИЙНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ 1942-1943 гг.».

    Астрахань: Сталинградское книжное издательство, 1943. С. 11-12. (СТАЛИНГРАДСКИЙ ГОРОДСКОЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ  в годы Великой Отечественной войны. Документы и материалы. /Серия «История Волгограда в документах и материалах. Т. 1/. Волгоград. ГУ «Издатель». 2003. С. 449).

    Листовка с Обращением СГКО к населению города Сталинграда была выпущена 26 августа 1942 года с этим же текстом, только слова Сталинградцы и Краснознамённый были написаны с большой буквы.

    Фонды ВГМП, папка № 29, инв. № 264. Подлинник. (СТАЛИНГРАД. 1942-1943. Сталинградская битва в документах. М.: Издательство «Библиотека». 1995. С. 395).

     Поиск не окончен, поиск продолжается…

      13 февраля 2012 года. Бекетовка.        Волгоград.                           Дэя  Вразова.

  • Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 /
  • Владимир Микоян
    Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 / Стр.7 / Стр.8 /

    На условиях обмена: Фантастика; фиксаторы осанки; Рабочая обувь, одежда; Отдых на Азовском море, Новоотрадное; Термосы, сковороды, кастрюли; Дуршлаг с креплениями на раковину;