Поиск захоронения офицера, погибшего в районе Бекетовки, г. Сталинград.

Раздел писем/ Стр.14

  • Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 / Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 / Стр.7 / Стр.8 / Стр.9 / Стр.10 / Стр.11 / Стр.12 / Стр.13 / Стр.14 / Стр.15 / Стр.16 / Стр.17 / Стр.18 / Стр.19 / Стр.20 / Стр.21 / Стр.22 / Стр.23 / Стр.24 / Стр.25 / Стр.26 / Стр.27 / Стр.28 / Стр.29 / Стр.30 / Стр.31 / Стр.32 / Стр.33 / Стр.34 / Стр.35 / Стр.36 /
  • От 12 июня 12:31

    Андрей Мурылев

    Поиск захоронения офицера, погибшего в районе Бекетовки, г. Сталинград.

    Здравствуйте, уважаемая Дэя Григорьевна. Я занимаюсь поиском информации в отношении офицеров и курсантов Ташкентского пехотного училища имени В.И. Ленина, погибших и умерших в годы Великой Отечественной войны. Случайно обнаружил Ваш электронные адреса в Интернете в ходе поиска информации в отношении двух офицеров (имеющих отношение к нашему училищу) из штаба 29-й стрелковой дивизии, погибших в конце августа 1942 года в ходе битвы за Сталинград. Надеюсь на Вашу компетентную и реальную помощь. Заранее благодарен за ответ. С большим уважением в Вашему делу. Мурылев Андрей Анатольевич Полковник запаса, выпускник Ташкентского ВОКУ имени В.И. Ленина 1985 года модератор сайта Ташкентского ВОКУ (http://www.tvoku.ru/)

    Ниже даю информацию по этим офицерам:

    1. капитан КРУПИН Сергей Иванович

    КРУПИН Сергей Иванович. Капитан. Родился в 1904 году в Ивановской области, село Холуй. Русский. Член ВКП (Б)/КПСС с 1929 года. В РККА в 1926-1936 гг., повторно призван в июне 1941 года. Информация в отношении периода прохождения военной службы в РККА уточняется. В 1929 году окончил Объединенную Среднеазиатскую военную школу имени В.И. Ленина (артиллерийское отделение). После окончания военного училища проходил службу на командных и командно-штабных должностях в артиллерийских подразделениях. С началом Великой Отечественной войны, в конце июня (начале июля) 1941 года убыл на фронт. В действующей армии с 12 июля 1942 года. На июль-август 1942 года занимал должность начальник штаба артиллерии 29-й стрелковой дивизии. Участник Сталинградской битвы (Юго-Западный фронт, Сталинградский фронт). Описание подвига и личных заслуг из наградного листа: "За время боевых действий в районе р. Дон, р. Аксай и станции Абганерово (ныне - Волгоградская область) с 16 июля по 25 августа 1942 года организовал работу по обозначению управления артиллерии дивизии и приданных дивизии артиллерийских частей. Капитан Крупин путем правильной организации бесперебойной связи в условиях самых горячих боев (18.08 - 21.08 у ст. Абганерово) смог непрерывно информировать командование и подчиненные штабы об изменениях в боевой обстановке и направлять огонь артиллерии по наиболее угрожающим и важным целям. Большой заслугой капитана Крупина является умелое планирование в распределении поступающих в дивизию боеприпасов, в зависимости от боевых потребностей каждой части в ходе боя. Капитан Крупин умело организовал разведку. Лично проводя разведку с командирского НП НАД 23.08 засек четыре батареи противника и вызвал на них огонь нашей артиллерии, лично корректировал огонь и подавил батареи противника. В условиях непрерывных боевых действий с 18.08 по 24.08 повседневно являет пример личного мужества, организованности и распорядительности. В условиях неясной обстановки и порыве связи с соседом справа личной поездкой установил связь с НАД-126 и командирами приданных 29-й стрелковой дивизии артиллерийских частей, ориентировал в обстановке и вовремя информировал о ней командование обеспечив взаимодействие. Капитан Крупин достоин награждения за отличное выполнение возложенных на него боевых задач орденом Александра Невского". Начальник артиллерии 29-й стрелковой дивизии подполковник Павлов 25 августа 1942 года. Достоин награждения Правительственной наградой - орденом Александра Невского. Командир 29-й стрелковой дивизии полковник Колобутин Военный комиссар 29-й стрелковой дивизии старший батальонный комиссар Шурша 27 августа 1942 года. Достоин награждения Правительственной наградой - орденом Александра Невского. Командующий 64-й армией генерал-майор Шумилов Член Военного Совета армии дивизионный комиссар Абрамов 27 сентября 1942 года. Ходатайствую о награждением орденом Красного Знамени Заместитель командующего войсками Сталинградского фронта генерал-майор артиллерии Матвеев 22 октября 1942 года. Приказом Командующего войсками Сталинградского фронта № 82/н от 6 ноября 1942 года капитан Крупин Сергей Иванович был награжден орденом Красной  Звезды (посмертно). Во время тяжелых боев 29 августа 1942 года вместе с группой офицеров штаба  дивизии и солдат 29-й стрелковой дивизии, выходившей из окружения капитан Крупин С.И. погиб в районе станции Абганерово Сталинградской области. При выходе наших войск из окружения труп капитана Крупина С.И. был вынужденно оставлен на боевых позициях в одном из окопов (данные из http://www.obd-memorial.ru/Memorial/Memorial.html). Дальнейшая судьба капитана Крупина С.И. на сегодняшний момент неизвестна. Жена капитана Крупина С.И – Крупина Бронислава Александровна на момент его гибели в августе 1942 года проживала по адресу: Узбекская ССР, город Ташкент, территория военного городка, Октябрьская слобода, дом военного ведомства. Также на сегодняшний момент неизвестно место захоронения капитана Крупина С.И. Возможно он захоронен в одной из братских могил на территории  Сталинградской (ныне Волгоградской) области. 29-я стрелковая дивизия (второго формирования) — воинское соединение СССР в Великой Отечественной войне. Сформирована 15.12.1941 как 459-я стрелковая дивизия в городе Акмолинске из военнообязанных северных областей Казахстана, 22.01.1942 переименована в 29-ю стрелковую дивизию. В первых числах апреля 1942 года переброшена в Тульскую область, однако в июле 1942 года в связи с осложнением обстановки на юге страны переброшена  на Сталинградское направление, 16.07.1942 года выгрузились из эшелонов на станции Жутово, 21.07.1942 года приняла первый бой у станицы Цимлянская, отошла на рубеж реки Аксай, оборонялась там в течение 6 дней, отходила с  боями, в течение двух недель держала рубеж у станции Абганерово. В первой декаде августа 1942 года дивизия входила в состав оперативной группы В.И. Чуйкова, созданной с целью обороны левого фланга армии, и осуществила достаточно успешный контрудар на реке Аксай. В конце августа 1942 года 29 и 126-я стрелковые дивизии оказались на острие главного удара противника. В течение двух ночей — на 27 и на 28 августа — противник скрытно перегруппировал и вновь развернул на участке Капкинский, станция Абганерово, то есть против центра 64-й армии, 14-ю, 24-ю танковые и 29-ю моторизованную дивизии 48-го танкового корпуса, а также 2-ю и 20-ю пехотные дивизии 6-го румынского армейского корпуса. Утром 29 августа после мощной авиационной и артиллерийской подготовки немецко-фашистские войска были брошены в наступление. В эпицентре удара оказался поселок Зеты. Назревала опасность глубокого прорыва врага с выходом в тылы 62-й и 64-й армий. И это в условиях, когда эти армии исчерпали все резервы, одновременно парируя удары гитлеровцев севернее и южнее Сталинграда. Утром 29 августа противнику удалось прорвать боевые порядки сильно обескровленной в предыдущих боях 126-й стрелковой дивизии, выйти в тылы 29-й стрелковой дивизии и устремиться к штабу 64-й армии. В ходе обороны Сталинграда в районе станции Абганерово 29 августа 1942 года прорвавшимися танками противника был практически полностью окружен штаб 29-й стрелковой дивизии 64-й армии. Заградотряд армии не только остановил отходящих в беспорядке военнослужащих этой дивизии и возвратил их на ранее занимаемые рубежи обороны, но и сам вступил в бой. Враг был отброшен. Особенно тяжёлый бой дивизия приняла 30.08.1942 года, будучи рассечённой, потерявшей связь с командованием, частично окружённой. Разрозненные подразделения дивизии к 31.08.1942 года вышли на южную окраину Сталинграда (Бекетовка). С первых чисел сентября 1942 года вела тяжёлые бои на внутреннем оборонительном обводе. К тому времени в стрелковых полках осталось к этому времени всего по одной роте, их поддерживали огнём  оставшиеся пять орудий артполка. 20.11.1942 года в 14 часов 20 минут дивизия пошла в наступление, участвуя в окружении немецкой группировки под Сталинградом. 10.01.1943 года вновь в наступлении, уже с целью рассечения и уничтожения группировки противника. В ходе боевых действий в 1942 году была пополнена также участвовавшими в боях за Сталинград курсантскими полками Винницкого, Грозненского, 1-го и 2-го Краснодарских военных пехотных училищ 01.03.1943 года преобразована в 72-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

    2. батальонный комиссар БАХОЛДИН Владимир Георгиевич. Родился Бахолдин В.Г. в 1905 году в Борисоглебском районе Воронежской области. Русский. Член ВКП (Б)/КПСС. В 1940-1941 годах занимал должность заместителя начальника политического отдела Ташкентского пехотного военного училища имени В.И. Ленина. С началом Великой Отечественной войны в конце 1941 года убыл на фронт в  действующую армию. В 1941-1942 гг. – военный комиссар штаба 29-й стрелковой дивизии. Участник Сталинградской битвы. Во время тяжелых боев 29 августа 1942 года вместе с группой офицеров штаба дивизии и солдат 29-й стрелковой дивизии, выходившей из окружения батальонный комиссар Бахолдин В.Г. погиб (официально долгое время считался пропавшим без вести) в районе станции Абганерово Сталинградской области.

    Эпизод из мемуаров Гудковой Г.Д. «Буду жить»: Глава шестая. Поправ смерть... Светало. Из сплошной тьмы справа и слева выступали очертания пологих холмов, а на холмах смутные пятна то ли строений, то ли скирд. Позади осталось около двенадцати километров. Неужели выбрались из вражеского кольца и приближаемся к реке Червленой? Вдруг показалось, что скирды на холмах движутся. Остановились.

    - Да это танки!

    - Не разводить панику! Прекратить крик! - послышалось с разных сторон. Но многие уже заметили, что скирды пришли в движение. А тут еще они  опоясались огоньками, до нас донеслись звуки пушечных выстрелов, раздался  заунывный вой снарядов... Сомнений не осталось: на холмах находился враг, замыкавший кольцо окружения. Но снаряды до нас пока не долетали. Позднее выяснилось - фашисты сначала стреляли по группе дивизионной разведки. Только что в колонне считали, что худшее позади. Оказалось, нет. Вот оно, худшее: вокруг открытая степь, у нас только личное оружие, а враг многочислен, защищен броней танков и бронетранспортеров, вооружен до зубов и может, если понадобится, вызвать авиацию. Признаюсь, я растерялась. Слышала, кто-то кричит, требуя отходить, а кто-то бранится, приказывая залечь, окапываться. Стояла, не зная, как быть, догадываясь, что и отход и окапывание сейчас бессмысленны: отходящих быстро догонят, а надежного окопа в голой степи за считанные минуты не выкопаешь. Да и личное стрелковое оружие - плохой помощник в борьбе с танками! Спасло в тот критический момент мужество и хладнокровие командира дивизии. Трезво оценив ситуацию, Колобутин отдал приказ разбиться на мелкие группы, рассредоточиться и продолжать движение к реке Червленой, как бы ни складывались обстоятельства. И колонна стала расползаться по степи,  растекаться по ней... Это оказалось своевременным: вражеские танки и бронетранспортеры уже накатывались на нас. Теперь враг был озадачен - не знал, куда же направить главный удар. Гитлеровцы приняли не лучшее решение. Их машины тоже стали расползаться по степи, оказались между отдельными нашими группами, пытаясь преградить путь отходящим. Однако танков и бронетранспортеров было не так много, чтобы вытянуться в сплошную цепочку и окружить нас. Между машинами возникали бреши, в эти бреши мы и устремлялись. Память обладает свойством иногда щадить нас, и, возможно, я помню далеко не все из того, что видела. События того раннего утра возникают перед мысленным взором почему-то в виде отдельных, не связанных друг с другом эпизодов, и крайне трудно сейчас восстанавливать их последовательность. Твердо могу сказать одно - выполняя приказ, мы продолжали идти к Червленой. Помню: из фашистских танков и бронетранспортеров, подходивших вплотную к группам наших командиров и бойцов, слышались команды: Поднять руки!, Бросить оружие!, Сдаваться в плен!, и если люди не выполняли эти команды, по ним открывали огонь. Обессилевших раненых фашисты добивали, иных затаскивали в машины. Но, несмотря на полное превосходство и в численности, и в вооружении, враг не мог подавить волю бойцов дивизии к сопротивлению, всюду получал отпор. А многие командиры и красноармейцы жертвовали собой, чтобы выручить, спасти товарищей....Я видела, как в фашистский танк, приблизившийся к одной группе прорывавшихся воинов, полетела граната. Раздался взрыв. Из танка повалил дым. Наш солдат упал, сраженный пулеметной очередью. Кто это был? Может, один из героев боев на реке Аксай и под Абганерово младший сержант Н. Г. Сараев? Сейчас известно, что Сараев шел с группой командиров и бойцов, среди которых, между прочим, находился М.Н. Алексеев, тогда политрук минометной роты 106-го полка, а ныне известный писатель. Так вот, когда фашистский танк приблизился к группе и гитлеровский офицер, высунувшийся из башни, скомандовал: Хенде хох!, Сараев молча, рванулся вперед и метнул гранату. Он погиб, но товарищей спас. Может быть, именно подвиг младшего сержанта Сараева навсегда запечатлелся в моей памяти? Отдавая приказ продолжать движение, пробиваться сквозь вражеское кольцо мелкими группами, полковник Колобутин беспредельно верил в людей, понимал, что другого выхода нет. И в седьмом часу утра множество групп сумели либо пробиться, либо просочиться сквозь заслон из вражеских танков и  бронетранспортеров, пройдя сквозь стену из стали и огня. Сообразив, что задержать и пленить всех уходящих не удастся, фашистские танкисты перестали курсировать по степи, выстроили машины за нашей спиной в линию и открыли огонь из пушек. Почти одновременно появилась вражеская авиация. Вести огонь по уходившим и бомбить их гитлеровцам было легко: в ровной степи каждый человек как на ладони! Нам же оставалось только одно - делать перебежки, залегая при особенно близких разрывах. Так приблизились мы к приметному издалека, выжженному полю. Оно буквально кипело взрывами мин и снарядов. Люди, пересекавшие поле, часто падали и не вставали. Но иного пути к своим не существовало. Группа полковника Колобутина при перебежках и лавировании отделилась от нашей, которую вели комиссар штаба дивизии батальонный комиссар Владимир Георгиевич Бахолдин и начальник штаба дивизии подполковник Дионисий Семенович Цалай. Образованный, широко эрудированный человек, Бахолдин был умелым политработником, отличался большим мужеством. Я старалась держаться рядом с Владимиром Георгиевичем. На его загорелом, с крупными чертами лице даже в самые, казалось бы, критические минуты нельзя было заметить и тени колебания или сомнения. Крепко сжат рот, прищурены глаза, в наклоне головы, во всей фигуре - упорство, убежденность, что враг своего не добьется. Одно присутствие Бахолдина ободряло людей, придавало им силы, вселяло уверенность в благополучном исходе прорыва! Перед броском через горелое поле Бахолдин, лежа, оглянулся, немного отдышался и первым поднялся с земли, вскинув руку с пистолетом:

    - Вперед! За мной!

    Я бежала за батальонным комиссаром. Раза три падала, чтобы не угодить под осколки разрывавшихся вблизи снарядов. Очередной рванул совсем рядом. Меня осыпало землей и пылью. Выждав с десяток секунд, приподнялась, огляделась. Бахолдин лежал на расстоянии вытянутой руки. Пилотки на нем не было. По темным волосам обильно текла кровь. Бросилась к комиссару, перевернула на спину, и перехватило дыхание: мертв...

    …Совещание длилось недолго, час с небольшим. Возвращаясь с Колобутиным и  Шуршой в район Бекетовки, где, как, оказалось, временно обосновался штаб дивизии, узнала: передышки не будет, дивизии приказано наличными силами сегодня же выдвигаться под хутор Елхи, занять оборону, прикрыть подступы к юго-западной окраине Сталинграда. Сказали мне также, что потери у нас немалые... Я рассказала о том, как погиб комиссар штаба дивизии батальонный комиссар Бахолдин. Колобутин и Шурша сняли каски. - Вы действительно видели, что Бахолдин умер? - взволнованно переспросил Шурша. - Не ошиблись? Я ответила, что ошибиться было невозможно. - Напишите об этом по всей форме, - потребовал Шурша. - Сегодня же! Я исполнила это требование, как только представилась возможность достать  лист бумаги и карандаш. Вблизи Бекетовки, в так называемом саду Лапшина, собрались все, кто с боями вышел из вражеского кольца. Из восьми тысяч человек, сражавшихся в дивизии 29 августа, тут находилось всего около тысячи. Боевые знамена частей люди вынесли и сохранили. По решению полковника Колобутина оставшиеся в строю, командиры и солдаты 128-го стрелкового полка и Отдельного учебного стрелкового батальона, понесших наибольшие потери, были переданы в 106-й и 299-й стрелковые полки, которым Колобутин и приказал занять оборону под Елхами. Приказано было встать в оборону и 77-му артиллерийскому полку, имевшему тогда лишь пять орудий... Частям, отправлявшимся под Елхи, снова зачитывали приказ № 227. Суровый  приказ требовал не отступать ни на шаг, оборонять каждый рубеж до последней капли крови. Воины слушали, молча, лица их были исполнены решимости. К вечеру штаб дивизии перебрался ближе к позициям полков - в балку Глубокая. По пути попали под чудовищную бомбежку. Но в тот раз никто из старших командиров дивизии не пострадал... Жена Бахолдина В.Г. на момент его гибели в августе 1942 года проживала по адресу: Узбекская ССР, город Ташкент, территория Ташкентского военного пехотного училища имени В.И. Ленина, флигель № 7, квартира 8. Первоначально был захоронен в селе Бекетовка Сталинградской (ныне Волгоградской области). На сегодняшний момент неизвестно точное место захоронения батальонного комиссара Бахолдина В.Г. Возможно он захоронен на Мамаевом кургане (Волгоградская область).  Останки военнослужащих,  погибших, умерших и захороненных в годы Великой Отечественной войны вблизи города Сталинграда (Волгограда) были в послевоенное время перенесены из многочисленных братских могил и одиночных захоронений (в том числе и из  братских могил, ранее расположенных в Кировском районе города Волгограда) и перезахоронены в братские могилы вечного памятника Славы на Мамаевом кургане. Информация в отношении места захоронения батальонного комиссара Бахолдина В.Г. уточняется. 29-я стрелковая дивизия (второго формирования) — воинское соединение СССР  в Великой Отечественной войне сформирована 15.12.1941 как 459-я стрелковая дивизия в городе Акмолинск Из военнообязанных северных областей Казахстана, 22.01.1942 переименована в 29-ю стрелковую дивизию. В первых числах апреля 1942 года переброшена в Тульскую область, однако в июле 1942 года в связи с осложнением обстановки на юге страны переброшена на Сталинградское направление, 16.07.1942 года выгрузились из эшелонов на станции Жутово, 21.07.1942 года приняла первый бой у станицы Цимлянская, отошла на рубеж реки Аксай, оборонялась там в течение 6 дней, отходила с боями, в течение двух недель держала рубеж у станции Абганерово. В первой декаде августа 1942 года дивизия входила в состав оперативной группы В.И. Чуйкова, созданной с целью обороны левого фланга армии, и осуществила достаточно успешный контрудар на реке Аксай. В конце августа 1942 года 29 и 126-я стрелковые дивизии оказались на острие главного удара противника. В течение двух ночей — на 27 и на 28 августа — противник скрытно перегруппировал и вновь развернул на участке Капкинский, станция Абганерово, то есть против центра 64-й армии, 14-ю, 24-ю танковые и 29-ю моторизованную дивизии 48-го танкового корпуса, а также 2-ю и 20-ю пехотные дивизии 6-го румынского армейского корпуса. Утром 29 августа после мощной авиационной и артиллерийской подготовки немецко-фашистские войска были  брошены в наступление. В эпицентре удара оказался поселок Зеты. Назревала опасность глубокого прорыва врага с выходом в тылы 62-й и 64-й армий. И это в условиях, когда эти армии исчерпали все резервы, одновременно парируя удары гитлеровцев севернее и южнее Сталинграда. Утром 29 августа противнику удалось прорвать боевые порядки сильно обескровленной в предыдущих боях 126-й стрелковой дивизии, выйти в тылы 29-й стрелковой дивизии и устремиться к штабу 64-й армии. В ходе обороны Сталинграда в районе станции Абганерово 29 августа 1942 года прорвавшимися танками противника был практически полностью окружен штаб 29-й стрелковой дивизии 64-й армии. Заградотряд армии не только остановил отходящих в беспорядке военнослужащих этой дивизии и возвратил их на ранее занимаемые рубежи обороны, но и сам вступил в бой. Враг был отброшен. Особенно тяжёлый бой дивизия приняла 30.08.1942 года, будучи рассечённой, потерявшей связь с командованием, частично окружённой. Разрозненные подразделения дивизии к  31.08.1942 года вышли на южную окраину Сталинграда (Бекетовка). С первых чисел сентября 1942 года вела тяжёлые бои на внутреннем оборонительном обводе. К тому времени в стрелковых полках осталось к этому времени всего по одной роте, их поддерживали огнём оставшиеся пять орудий артполка. 20.11.1942 года в 14 часов 20 минут дивизия пошла в наступление, участвуя в окружении немецкой группировки под Сталинградом. 10.01.1943 года вновь в наступлении, уже с целью рассечения и уничтожения группировки противника. В ходе боевых действий в 1942 году была пополнена также участвовавшими в боях за Сталинград курсантскими полками Винницкого, Грозненского, 1-го и 2-го Краснодарских военных пехотных училищ 01.03.1943 года преобразована в 72-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

    Есть еще один офицер (имеющий отношение к нашему училищу), который геройски погиб при защите города Сталинграда - про него я также ищу дополнительную информацию - его место захоронения также мне неизвестно - прошу Вас оказать мне помощь в поисках: http://www.tvoku.ru/modules/nsections/index.php?op=viewarticle&artid=392

    3. полковник СОЛОГУБ Иван Петрович. Родился в 1899 году в Черниговской области, Понорницкий район, село Раулеты. Дата рождения уточняются. В 1917 году, восемнадцать лет, стал бойцом Красной гвардии. Активный участник Гражданской войны. Член ВКП (б) с 1921 года. За отличия, проявленные в боях против франкистов на территории Испании был награжден орденом Боевого Красного Знамени. Перед началом Великой Отечественной войны (с сентября 1939 по июнь 1940 года) командовал 194-й стрелковой дивизией. Справка: 194-я стрелковая дивизия принадлежит к числу тех соединений, которые возникли по мере приближения военной опасности для нашей страны. Формировалась дивизия в сентябре-октябре 1939 года в Новосибирской области. Командиром 194-й стрелковой дивизии был назначен Иван Петрович Сологуб, участник гражданской войны и боев против франкистов в республиканской  Испании. В январе 1940 года дивизия передислоцируется в город Ташкент и включается в состав Среднеазиатского военного округа. В июне 1940 года передал командование дивизией генерал-майору Петрову Ивану Ефимовичу, бывшему до этого времени начальником Ташкентского пехотного  Краснознаменного училища имени В.И. Ленина. Начальник Ташкентского пехотного Краснознаменного училища имени В.И. Ленина  с 25 июня 1940 года по начало декабря 1941 года. В конце декабря 1941 года согласно распоряжения старшего командования  убыл на фронт, где принял в командование 112-ю стрелковую дивизию. Командир 112-й стрелковой дивизии (позже она стала называться 112-я Краснознаменная Рыльско - Коростеньская орденов Суворова и Кутузова стрелковая дивизия) полковник И.П. Сологуб был смелым и одаренным человеком, обладавшим большим боевым опытом. Командовал дивизией с 18 февраля по 9 августа 1942 года. В Сталинградской битве в сложной боевой обстановке, возникшей у станции Нижнее - Чирской (разъезд Рычковский), дивизия под командованием полковника Сологуба И.П. проявила стойкость, организуя достойный отпор наступающим  гитлеровцам. 9 августа 1942 года под городом Сталинградом при обороне железнодорожного моста через реку Дон полковник Сологуб И.П. был смертельно ранен. В срочном порядке полковник Сологуб И.П. был доставлен в расположение 198-го отдельного медико-санитарного батальона. Врачи боролись за жизнь отважного полковника, но 10 августа 1942 года сердце полковника Сологуба И.П. перестало биться.

    "...Полковник И.П. Сологуб — командир 112-й стрелковой дивизии — проявил мужество и отвагу еще в сражениях за свободную Испанию. С 26 июля его дивизия занимала боевую позицию на стыке 62-й и 64-й армий и около месяца  отбивала атаки фашистских войск, стремящихся охватить левый фланг 62-й  армии и выйти ей в тыл. И когда создалась угроза захвата противником железнодорожного моста через Дон, он взял на себя ответственность, проявил инициативу и подорвал мост. Налетели немецкие самолеты. Противник начал теснить наш десант, находящийся на правом берегу Дона. Все видели, как командир дивизии полковник И.П. Сологуб ходил по берегу, распоряжаясь отправкой поддержки десанту. Одна  из лодок только отчалила от берега, как в нее угодила мина. Вынырнули  только два бойца. Рядом с Сологубом рвались мины, падали люди, а его как будто обходила смерть. «Заговоренный он, что ли?» — так подумали многие. Тут мина ударилась в дерево, около которого стоял Сологуб. Раскаленный сноп осколков осыпал Сологуба. Он покачнулся, но снова выпрямился. По лицу комдива, по широкой груди текла кровь. Подбежали бойцы, хотели унести его на руках, но он не разрешил. Опираясь на плечи солдат, продолжал командовать. Перед всеми ярко встала картина митинга на поляне дубовой рощи, когда Сологуб, стоя у знамени, поклялся: «Будем биться, товарищи, до последнего удара сердца». Многие подумали, что у комдива и сердце остановится, а он все еще будет биться с врагом. Комдив слабел, бледнел, и наконец, его ноги подкосились. Он был уже без сознания, когда его принесли в медсанбат. Мария Ивановна Карпова, опытнейший хирург дивизии, приложила все искусство, чтобы спасти комдива. — Василий Иванович?! — узнав меня, Сологуб попытался подняться. — Товарищ  командарм, приказ выполнил... Мне тяжело было видеть таким боевого друга, но он постарался сказать бодрее: — Мы еще повоюем с тобой. — Да, мы еще с тобой... — хотел сказать я, но комдива уже не стало, и я, встав у его изголовья по стойке «смирно», отдал последнюю почесть боевому другу ..."

    После гибели полковника Сологуба И.П. в командование 112-й стрелковой  дивизией вступил подполковник И.Е. Ермолкин. В.И. Чуйков вспоминает: «…Вспоминаю 112-ю дивизию И.П. Сологуба, которая  начала бои с немецко-фашистскими захватчиками еще за Доном, на реке Чир.  Сражаясь там, в составе 64-й армии, дивизия отразила наступление 51-го армейского корпуса, который нацеливался Паулюсом во фланг и тыл 62-й армии. Эта дивизия не отступила ни на шаг. Она доблестно сражалась также на  берегах Дона, где в одном из боев геройской смертью погиб командир дивизии полковник Иван Петрович Сологуб. Как сейчас вижу этого высокого, стройного командира, верного сына советского народа, человека, который не склонял головы перед фашистскими снарядами. Вспоминаю конец июля 1942 года. Стоял жаркий солнечный день. Мы с Сологубом находились на высоте 116.6, что севернее поселка Рычковский, на правом берегу Дона. Я ставил задачу дивизии. Вдруг противник, вероятно обнаружив нас, открыл огонь по высоте из 150-миллиметровых орудий. Вилка рвущихся снарядов сужалась, приближаясь к нам. Видно было, что скоро снаряды будут рваться точно на вершине высоты. Тогда я предложил Ивану Петровичу идти к своему штабу. Он посмотрел на меня и сказал: - А как вы? Разве могу я раньше вас отойти назад с этой высоты? Я успокоил его, сказав, что это не отступление, а возвращение с рекогносцировки к своим частям, чтобы повести их вперед. Двигаться по гладкой, как стол, степи под огнем тяжелой артиллерии противника - не совсем приятное занятие, но Иван Петрович неторопливым шагом шел впереди меня. Разорвавшимся вблизи снарядом был ранен сопровождавший его работник штаба дивизии. Иван Петрович спокойно подошел, взял раненого под руку и начал спускаться с ним с высоты. Я догнал их в балке, где Иван Петрович перевязывал своего подчиненного. Таков был командир 112-й дивизии полковник Сологуб. В нем чувствовалась сила командира - вожака…».

    За время прохождения службы (с 1917 года по август 1942 года) был награжден орденом Красного Знамени, другими орденами и многими медалями. Захоронен: первоначально тело полковника Сологуба И.П. было захоронено на боевых позициях в расположении штаба 64-й армии, город Сталинград (ныне город Волгоград), Российская Федерация. Данные взяты с сайта:…. На момент гибели Ивана Петровича его жена - Сологуб Мария Митрофановна проживала по адресу: Узбекская ССР, город Ташкент, улица Паркентская,  дом 4.

    --

    С уважением, Андрей Мурылев.

    e-mail: murylev@yandex.ru

     

    На условиях обмена: Вегетарианская кухня; Телефоны, адреса в Москве; О похудении; Шарф - украшение Сидней, Шарф-ожерелье с подвеской; Париж проживание; О Сталинградской битве;